Эквус
ТЕАТР НА СПАССКОЙ - Кировский государственный театр юного зрителя
 
 
Меню
 
Сезоны

 

Время Дракона

13 и 14 ноября в Театре на Спасской состоялась премьера спектакля «Дракон» по одноимённой пьесе Евгения Шварца в постановке нового главного режиссёра Юлии Батуриной.

Написанная Евгением Шварцем как политическая аллегория, эта пьеса обошла многие сцены страны, её текст разобрали на цитаты, а конкурировать с фильмом, поставленным Марком Захаровым, кажется невозможным. Тем не менее Юлия Батурина взялась за эту пьесу и заявила о себе как об опытном режиссёре-экспериментаторе.

Пока зрители заходили в зал, рассаживались по местам, на сцене своим чередом, по установленным правилам, текла своя жизнь. Тёмные тени людей при мрачном освещении казались призраками. На краю сцены стоял как каменная статуя стражник с собакой (собака настоящая), готовый в любую секунду усмирить любого, подавшего голос или сделавшего шаг в сторону. В декорациях была мастерски представлена картина абстрактного западноевропейского Средневековья (художник-постановщик Елена Королёва).

Режиссёр отказалась от традиционного прочтения пьесы Шварца как политической аллегории. На сцене зрители увидели воплощение легенды о благородном рыцаре (без параллелей с современностью), поклявшемся помогать всем нуждающимся, о тиране, подчинившем своей воле жителей города, о том, что победить привычку быть покорным рабом в душе человека много сложнее, чем убить Дракона. В сюжете множество устоявшихся сказочных ходов. Четыреста лет городом правит могущественный Дракон (легенды гласят, что когда-то с ним пытались бороться и отдельные рыцари, и целые армии – напрасно, всех победил, всех убил). Каждый год он забирает в свою пещеру девушку, которая уже никогда не вернётся домой. Говорят, что пленницы умирают от омерзения. Впрочем, жители города воспринимают это событие, как рядовое, как должное, а жертва должна накануне отправки в пещеру радоваться и улыбаться. Дракон (заслуженный арт. РФ Александр Королевский – очень органичный в этой роли) – деспот, которого тем не менее любят жители города. Он совсем не похож на монстра – долго живя среди людей, сделался похожим на них, «лично кроил их души, ставшие «безногими, безрукими, мёртвыми, дырявыми». Дракон любит шутить, быть «своим в доску», время от времени выходит «в народ», при этом не позволяя никому забывать, кто здесь хозяин. Внезапно появившийся странствующий рыцарь, «профессиональный герой» Ланцелот (арт. Александр Трясцин) выводит мерзавца на чистую воду, раскрывая подлость и трусливость его натуры. Но жители города, за исключением немногих: архивариуса (арт. Михаил Андрианов), его дочери Эльзы (арт. Мария Бондаренко), полюбившей Ланцелота, Кота (арт. Евгений Лютиков), как будто не желают слышать правду и не помогают рыцарю сражаться со змеем. Для боя «лучшие люди» вручают Ланцелоту тазик вместо шлема, медный поднос вместо щита и – вместо копья – удостоверение в том, что «копье действительно находится в ремонте». Дальше благородный рыцарь убивает чудовище, а сам, тяжело раненый в битве, пропадает из поля зрения на год. Вернувшись после курса лечения, он видит, что по-настоящему страшным оказывается то, что остаётся после Дракона: порядки в городе всё те же, только теперь место правителя занял бывший бургомистр (арт. Константин Бояринцев) – жалкий человек, при прошлой власти прикидывавшийся сумасшедшим. Новый правитель справляется с «драконьими» обязанностями ничуть не хуже прежнего тирана, ведь «лучший способ избавиться от дракона – иметь своего собственного». Если убьют и этого, свято место не опустеет – его займёт сын экс-бургомистра Генрих (арт. Александр Андрюшенко), преуспевший в «придворной службе». Резюме – истребление закоренелой привычки к рабству – задача трудновыполнимая, убить дракона в каждом – «работа мелкая, хуже вышивания», и тот, кто берется за неё, сильно рискует. История Ланцелота – история праведника, пришедшего спасти людей, но не понятого, не услышанного ими. Эта мысль не ограничивается сюжетом постановки. В антракте на край сцены выходит девушка и начинает читать стихи Бродского, бросая прочитанные листы к ногам. Шумная толпа зрителей покидает зал, чтобы размяться, сбегать в буфет. Мало кто остаётся послушать декламатора. Ведь для этого надо сделать над собой усилие. Жителям города, где правил Дракон, тоже не хотелось этого делать.

И чтение стихов в антракте – не единственное ноу-хау в спектакле. Главреж ещё задолго до премьеры обещала, что в «Драконе» «будет много всяких театральных фокусов, много волшебства и вообще должна получиться очень яркая, зрелищная история». Всё подтвердилось. «Дракон» многомерен и многопланов. В действие спектакля вкраплён, например, видеосюжет, позволяющий зрителям выйти за рамки сцены и оказаться за городом, где играется свадьба Эльзы и бывшего бургомистра, нового Дракона. Свадебный поезд мчится по заснеженным просторам. Генрих разливает шампанское. Кому-то на этом пиру весело, кому-то – горько. Но воскресший странствующий рыцарь Ланцелот путает все карты, убивает очередного Дракона и уводит за собой Эльзу в прекрасное далеко. Сказке положен счастливый конец. «Профессиональному герою» хоть и не удалось осчастливить всё человечество, зато удалось спасти хотя бы одну душу.

Наталья Ситникова

Кировская правда - 15 декабря 2014 - № №124 за 25 ноября.




Читайте также

Пять баллов за поцелуй Иудушки // «Вятский наблюдатель». - 05 июня 2015. № 23 (884). Мэри Лазарева.

Между Щедриным и Пулинович // «Вятский край». - 26 мая 2015. Татьяна Лисик.

Головлевская шкура // «Бизнес новости в Кирове». - 24 мая 2015. Елена Окатьева.

«Приснись мне» без плакатных истин // «Вятский край». - 19 мая 2015. № 21. Антон Бучин.

Тревожный сон // «7?7. Горизонтальная Россия. Новости. Мнения. Блоги». - 12 мая 2015. Наталья Панишева.


   

В

In

In