Эквус
ТЕАТР НА СПАССКОЙ - Кировский государственный театр юного зрителя
 
 
Меню
 
Сезоны

 

«Морозко»: сказка в новой редакции

Как совушка и мишка на Спасской всех людей переиграли

Поскольку за основу сюжета «Морозко» взята русская народная сказка, то в ее инсценировке Юлия Батурина не придерживалась строгого регламента.

 
 

Действие (в сравнении с эталонным в фильме Роу) развивается по совершенно оригинальному сценарию, и зрители, воспитанные в эпоху советского кино, дивятся: все не так, как они привыкли. Иные имена, иные декорации - Настенька, скажем, не в зимний лес послана замерзать, а в колодец упала при помощи мелкой пакостницы Марфы (которая в фильме была Чурикова, Марфушка). Зато это настоящий сказочный колодец: подземный, мерцающий серебряными «водяными» нитями. А Марфушка - не кто иной как Александр Андрюшенко, фаворит нового худрука, занятый главной ролью практически в каждом ее спектакле. Эта Марфа всячески намекает, что она типа «сердючка», поэтому разговаривает нарочито манерно, бисексуально. Честно говоря, не очень. Другая манерность - актеры в спектакле сильно Окают по-вятски, иногда сбиваясь на нормальную речь. А вот в чем привязка к местным условиям сработала идеально, так это в появлении на сцене костюмированных зверей. Особенно хорош был «дымковский» Мишка (Александр Карпов) - длинношеее лесное животное с балалайкой и манишкой в оборочку, ничуть, к счастью, не похожее на пошлую ростовую куклу, а именно что похожее на нашу реликтовую игрушку, давно она не вызывала столько умиления своим милым наивом и неуклюжестью. Топ-топ вперед пОпой, натуральный медведик!

Но сначала, еше до Мишки, выбегала перепуганная Совушка, ухала и трепыхалась перышками как будто бы настоящая птица, это она переживала за своего потерявшегося птенчика, и уж не знаю, как детям, а мне ужасно хотелось побежать на сцену, обнять и успокоить бедняжку (Настенька ей помогла найти детеныша). Она только ухала, но все равно по голосу было понятно, что это Ольга Чаузова играет! Очень талантливо, простодушно и креативно. Так что рядом со зверьми обычные артисты-люди смотрелись несколько даже банально. Хотя нет, порадовал еще Александр Трясцин-Морозко. Его тоже преобразили до неузнаваемости, нарядили морозом, в белые одежды - слава богу без красной шубы, велели говорить на самых низких регистрах и без того басовитого голоса. Волшебный дядя оказался убедительно строг, но справедлив.

Хоть и давно уже сказки на Спасской ставятся без Виктории Хархалуп с ее роскошными декорациями, в этом спектакле сцена была оформлена очень и очень достойно: лаконично, но элегантно - в ледяном кружевном царстве Морозки, и как на старом трогательном лубке с советской новогодней открытки - в русской деревне, где живут главные герои. Художник Екатерина Давыдова. Днями позже, когда смотрели «Кота в сапогах» в Драме (первый спектакль нового худрука театра Юрия Ардашева), выяснилось, что она теперь главная по сценографии в обоих наших взрослых театрах, такие настали нелегкие времена.

 

Людмила Нагаева

Вятский наблюдатель - 16 января 2015




Читайте также

Пять баллов за поцелуй Иудушки // «Вятский наблюдатель». - 05 июня 2015. № 23 (884). Мэри Лазарева.

Между Щедриным и Пулинович // «Вятский край». - 26 мая 2015. Татьяна Лисик.

Головлевская шкура // «Бизнес новости в Кирове». - 24 мая 2015. Елена Окатьева.

«Приснись мне» без плакатных истин // «Вятский край». - 19 мая 2015. № 21. Антон Бучин.

Тревожный сон // «7?7. Горизонтальная Россия. Новости. Мнения. Блоги». - 12 мая 2015. Наталья Панишева.