Эквус
ТЕАТР НА СПАССКОЙ - Кировский государственный театр юного зрителя
 
 
Меню
 
Сезоны

 

Ты пожить сумей!

О чем спектакль Театра на Спасской  «Приснись мне»?

Порой кажется, что в тылу легче. Это не так. Любой, кто когда-либо ждал весточки с фронта, подтвердит, как это тяжело. На этот раз в Театре на Спасской обнажились именно эти чувства и эмоции — в спектакле «Приснись мне». Их наверняка и испытывали наши бабушки. Поэтому вспомним.

1941 год. На сцене только одна конструкция — загон с каркасными стенами и печкой-буржуйкой посредине. Только когда ее оживили своим присутствием люди, стало понятно, что это — вагон поезда, везущего эвакуированных рабочих на восток. Там они должны строить заводы для нужд фронта. С ними лишь те вещи, которые они успели взять: книги, одежда, еда; позади них — разрушенные дома и жизни.

Спектакль поставлен по мотивам пьесы советского драматурга Михаила Рощина «Эшелон». Сначала, правда, появилась повесть, в которой он хотел рассказать о тех, кто за линией фронта, о тех, кто ждет.

— Я свихнусь, правда свихнусь, так у меня уже галлюцинации, волосы даже болят, вся кора головы, а мозг воспаленный как уголь в печке, - паникует Катя, увозящая себя и ребенка подальше от войны. - Я не могу, где он, что с ним, ведь он ничего не знает, и я ничего не знаю, а мы знали всегда каждый шаг, он уезжал, был солнечный день, он думает, что так все и осталось, а ничего нет, ни нас, ни нашего дома, ничего. Вдруг ты вернешься, а нас нет.

 Сначала ее ругают за слабость, но при этом стараются и поддержать, уговаривают думать о ребенке, который, кстати, постоянно рисует и чаще всего папу. Последнего он плохо помнит, поэтому постоянно просит: «Приснись мне».

Они едут уже несколько недель, они устали от ожидания, дороги и хотят работать — помогать. Единственная отрада — сны и воспоминания. О цветущем саде, о подсолнухах, о старом доме... или наоборот — о том, как настигла предыдущая война, как пыталась втиснуться с мамой хоть в какой-нибудь вагон поезда, а потом, попав туда, ехала, лежа под лавкой, как умерла малютка-сестренка прямо на руках.

Потом, когда они готовятся к встрече с эшелоном, который идет на фронт — на запад, самые молодые, еще по сути дети, готовы сорваться туда же — бить фашистов. Они считают, что помощь в тылу не такая важная. Да еще когда они находят потерянные письма с войны, приходит понимание, что там, сражаясь за родину, умирают люди, а они тут - в тылу - бездействуют. Но сильная Маша говорит: «Помереть успеешь, не волнуйся! Ты пожить сумей! Ты и не жила еще, вкуса не раскусила! Иди давай по дрова! Где хочешь ищи! Прямо всю душу перевернут! Жизнь ей не мила — ну?!».

Они встречают тех бравых солдат, которые едут защищать страну, поют с ними песни и танцуют, переживают за то, что они - молодые и красивые — уходят на смерть, а потом и самому поезду приходится принять удар врага на себя. Потому что фашисты разлетались «как у себя дома». И все равно тем, кто выжил, оставалось одно — жить и ждать. Это режиссеру спектакля Юлии Батуриной удалось донести всего лишь за один час, показав при этом всего один вагон. Казалось бы, не так и много затрачено ресурсов и сил, но как много эмоций, воспоминаний и памяти.

Елена Окатьева

Бизнес-новости в Кирове - 12 мая 2015




Читайте также

Пять баллов за поцелуй Иудушки // «Вятский наблюдатель». - 05 июня 2015. № 23 (884). Мэри Лазарева.

Между Щедриным и Пулинович // «Вятский край». - 26 мая 2015. Татьяна Лисик.

Головлевская шкура // «Бизнес новости в Кирове». - 24 мая 2015. Елена Окатьева.

«Приснись мне» без плакатных истин // «Вятский край». - 19 мая 2015. № 21. Антон Бучин.

Тревожный сон // «7?7. Горизонтальная Россия. Новости. Мнения. Блоги». - 12 мая 2015. Наталья Панишева.


   

В

In

In