Эквус
ТЕАТР НА СПАССКОЙ - Кировский государственный театр юного зрителя
 
 
Меню
 
Сезоны

 

Этих сумерек не кляни

Театр на Спасской показал премьеру спектакля Бориса Павловича и Яны Савицкой «Видимая сторона жизни» по одноимённой книге прозы Елены Шварц и её стихам.

Яна Савицкая

Это новая грань проекта «Актёр крупным планом». Главную и единственную роль (не считая бармена - Константина Бояринцева) исполняет Яна Савицкая. Ей удалось перевоплотиться в лирическую героиню произведений Елены Шварц, почти равную самой Шварц, лауреату премий Андрея Белого (1979) и «Триумф» (2003).

Питерская поэтесса, дочь завлита театра Товстоногова (Дины Шварц), умерла в нынешнем марте в возрасте 62-х лет, оставив после себя действительно «видимую сторону жизни». Образы, созданные ею, отражают бытие ясно и глубоко: «Пролетела мышь, проскрипела мышь. / Гулко дышит ночь. Мы с Тобой, / как русские и Тохтамыш / по обоим берегам неба...».

Всё пространство спектакля нацелено на воссоздание этой «видимой стороны», на приближение мира лирической героини к зрителю. Действие проходит не в зале, а в буфете, где зритель вынужден стать соучастником - вовремя отодвигать стулья, когда героиня мечется в поисках спасения, или даже быть объектом её насмешки (Яна указывает на некую скучающую пару). До спектакля зритель, помимо попивания кофе, сделанного актёром-барменом, может детально изучить декорации: потрогать кактус, ржавую электроплитку, посмеяться над старыми этикетками алкогольных напитков, почитать пожелтевшую статью, как собирать гербарий...

Яна Савицкая создаёт интригу, постепенно переходя от вполне реалистичного, обыденного образа сильной, но отчаянной (отчаявшейся) женщины до смятенного духа поэзии - сути души поэтессы. Вначале в буфет врывается некто в старой кожаной куртке, растрёпанное, что-то сбивчиво говорит о ситуации в поэзии и читает: «Ангелы так быстро пролетают - / Глаз не успевает их понять. / Блеск мгновений силу дня взрезает, / Тьма идет с иглою зашивать». Потом идёт к стойке бара, пьёт, в пьяном угаре рассказывает истории о том, как чуть случайно не застрелилась, о выходе замуж в нетрезвом состоянии и о поездке в такси в окровавленном виде. Забавное обаяние подвыпившей героини вызывает недоумение, без тени сочувствия...

Яна Савицкая

Метаморфозы начинаются с рассказа о том, как ей в Непале подарили холодное оружие. Этот меч (типа самурайского) героиня носит с собой на протяжении всего действия, это символ её внутреннего мира: в самые напряжённые моменты она достает его из ножен - обнажает душу. Далее начинается преображение героини в человека страстного, мятущегося, страдающего. Отчаяние нарастает при воспоминаниях о вечерах русской поэзии в Европе, где ей, поэтессе-лауреату, приходилось читать для профанов: «Когда б тебя на той же сковородке / Зажарить с благородною макрелью, / И то тебе бы не было так больно, / Как мне - когда ты к полу придавила / Своей ножищей - тень от завитка». Смена обстановки - вагон трамвая (потрясающе сымитированный на подоконнике) - усиливает внутреннее беспокойство. Мерный перестук колёс идёт в резонанс с размышлениями героини о смерти, о «тёплых водах утробы».

Девушка, сойдя, закрывает лицо платком, будто спасаясь от газовой атаки, потом неожиданно оказывается в своей квартире, под одеялом, и начинает натурально бредить, разговаривая с «сорными духами», которых она по неосмотрительности пустила в свою душу: «Мы сорные духи, / Ненужные души, / С тобою хотим мы сцепиться / И кровью твоей насладиться». - / «Умру я и стану такою, / Как вы, беспризорной душою, / И одною из неисчислимых, / Холодной искрой огня / Закружусь пред глазами любимых, / И они не узнают меня?». Яна Савицкая ярко изобразила душевные муки на грани помутнения рассудка. Её героиню предельно жаль.

Финальная притча о последнем земном слушателе, забравшем последних поэтов умирать в океане, вызывает у зрителя почти что шок. Последние стихи, звучащие из уст тонущей поэтессы («Всё искала я слово, роднее чем «ты» / И чуть-чуть чужее, чем «я»), - искренние, проникновенные, они идут из самого нутра. Как человек она погибает, но душа её - в заветной лире, вернее, лодке - спасается от потопа и уплывает навстречу пусть и серому, но дню: «Так порадуйся скудости их, / Этих сумерек не кляни, / Если нас посещает Христос - / То в такие вот бедные дни».

Эти строки, звучащие в записи голоса самой Елены Шварц, можно назвать квинтэссенцией »видимой стороны жизни: главное, чтобы Христос увидел. И мы, зрители Театра на Спасской. И нам сочувствие даётся, как нам даётся благодать...

Александра Лейферова

Вятская особая газета - 11 ноября 2010




Читайте также

Не видно ли бури? // «Вятский наблюдатель». - 08 июля 2011. № 27. Мэри Лазарева.

120 градусов спектакля / VII Всероссийский театральный фестиваль // «Страстной бульвар». - 08 июля 2011. № 8 (138). Павел Руднев.

Театр на Спасской ушел на каникулы // «Репортреръ». - 29 июня 2011. Марина Куклина.

Вятка, встань-ка // «СОЛЬ». - 14 июня 2011. Борис Павлович.

Пульс поэта // «Петербургский театральный журнал». - 08 июня 2011. № 2 (64). Ася Волошина.