Эквус
ТЕАТР НА СПАССКОЙ - Кировский государственный театр юного зрителя
 
 
Меню
 
Сезоны

 

ZDвиг произошёл: повеяло крепким мужским духом

Третий фестивальный день был задуман как кульминация Zdвига. Ведь ждали сразу двух событий - «Золотой Маски» в области современной хореографии (спектакль «Едоки» московского театра-студии, постановщик Екатерина Кислова) плюс своё-родное, новый проект «Миграции» под названием «Гептагон», и смысл этого пугающего слова был изначально никому неведом.

Женщина-хореограф мыслит радикально

 В «Едоках»

В «Едоках», чисто мужском спектакле с соответствующей брутальной энергией, танцевал и бывший солист «Миграции» Михаил Колегов; зрителям предстало абсолютно отшлифованное, пластически безупречное и стильное произведение с присутствием , наконец-то, элементов ритмического танца. Хотя и без прямых цитаций из картины Ван Гога. Но предметно всё живо напоминало о ней - стулья, кружки, подсолнухи, доски, взятые как символы тяжкого жизненного пути, который проходят герои, упрямо следующие не то собственному выбору, не то стихийно нарастающей силе судьбы. Пять отлично накачанных мужиков то сливались в едином организме, распираемом мощной энергией, то вдруг активно и необычайно эффектно принимались мочить друг друга в драке после символичной попойки. Эти грубые мужские забавы смотрелись великолепно, однако хореограф отнюдь не планировал забавлять или радовать: доски судьбы постепенно и предсказуемо сложились гробом для одного из едоков. Зато наградой им были восторженные овации и цветы из туго набитого зала. В котором немного даже заволновались: как-то после этого шедевра выступит «Миграция»?

Но она подготовила нечто неожиданное. Ирина Брежнева ведь заранее предупреждала, что все стереотипы сломаны, ничего похожего на прежнюю «Миграцию» не предвидится, забудьте. И не рассчитывайте на лёгкую жизнь, будет некомфортно и, возможно, неприятно - но мы жертвуем безопасным поведением на сцене и своим эго, честно ставим неудобные вопросы. Сопротивляться бесполезно, да ведь и праздный, случайный горожанин на «Миграцию» давно уже не ходит. Тут свой зритель, воспитанный годами и проверенный на толерантность.

Семиугольник несчастья

Ольга Чаузова

Шесть клеркообразных юношей и одна героическая Ольга Чаузова - таков состав «танцующих в темноте» (никаких танцев там, впрочем, близко не было). Для спектакля-эксперимента собрали всех молодых артистов «Театра на Спасской» примерно одного роста; они призваны были всячески вредить влюблённой парочке, которая противоестественно, но так эффектно обнималась будучи не лицом друг к другу, а спиной - да ещё и через спинку стула. После чего нетанцующие актёры, объединившись, начали эту бедную прекрасную Ольгу в платье цвета ультрамарин многообразно лапать за все места, при этом на экран подавалась проекция девушкиных конвульсий (когда её совсем уж доводили). И чего-то эти извращенцы всё писали, не то снимали на планшетники. После они вроде как отстали, и парочка воссоединилась, но «щастья» всё равно уж не было. Вот как-то так, примерно.

Ну и что это было, недоумевали мы с подругой в короткий промежуток перед обсуждением, взывая к учёным кировским дамам. Фатальная исчерпанность языка культуры, необходимость постоянной смены парадигм для неослабевающего внимания к своим проектам - или всё-таки душеполезная прививка метафизики, которую местная молодёжь нигде в ином месте не получит? Между тем в зале собралось прилично людей, не пожалевших душевных сил и времени понять, что это было.

Но для начала их реакция. Молодым наивным девушкам казалось, что героиню элементарно хотят снасильничать. Им было физиологически неприятно. Люди постарше и «понасмотренней» пронимали, что всё не так просто, дело не в девушке, и где-то скрыта метафора. Сами театральные были в полном восторге и находили постановку гениальной, хоть сейчас на «Золотую маску».

Руками не трогать, в душу не лезть

Ирина Брежнева сразу внесла ясность, сообщив, что это был эксперимент. Довольно жестокий в подготовительной стадии и мало похожий на отрепетированный спектакль. Построенный по преимуществу на импровизации живого действия. Эксперимент, который ставила сама Брежнева над творческой группой в ходе психологически тяжёлых, внутренне конфликтных репетиций. Мальчики над девочкой. Все они вместе - над зрительным залом. Идея - показать уязвимость (или силу) человека, на личное пространство которого всё время посягают и негативно воздействуют, больше того, за ним подглядывают. И что тут можно сделать. Необходимо было дать зрителю почувствовать, как это неприятно. Больше всего это походило на перформанс прямого действия. И я подозреваю, хоть это имя и не упоминалось вслух, делалось с явной ориентацией на «бабушку мирового перформанса», великую и ужасно-прекрасную сербку Марина АбрАмович. Которая известна своими бескомпромиссными и зачастую кровавыми опытами над собой - чтобы понять меру собственных возможностей и нащупать при этом связь с другими людьми. Что и говорить, такое не назовёшь произведением искусства в привычном смысле. В случае с Абрамович это выглядит убедительно и сильно. Ирине Брежневой пришлось объясняться. Однако на то и фестиваль, чтобы показывать некоммерческие, непонятные и, возможно, непопулярные явления. Для глубокой промывки мозгов в смутное и запутанное время.

Удивительно лишь то, что устроила её, к- но это люди несколько постарше, поопытней и помудрее. Всё-таки не хватает нам созерцательности Востока.

А что касаемо гептагона, то это, как легко выяснилось, не что иное как семиугольник, геометрическая фигура. Такая вот загогулина, как говаривал первый президент РФ Б.Н. Ельцин.

Мэри Лазарева

Вятский наблюдатель - 24 мая 2013




Читайте также

Я люблю… ходить на полупальцах и выдыхать буквы // «Вятский наблюдатель». - 14 декабря 2013. № 50 (755). Мэри Лазарева.

Zdвиг. И немного нервно. // «Бизнес Новости». - 19 мая 2013. № 20 (229). Елена Окатьева.

Про что танцует четвёртый ZDвиг? // «Вятский наблюдатель». - 17 мая 2013. № 20 (777). Мэри Лазарева.

Крутятся диски // «Бизнесс Клас». - 25 апреля 2013. № 4.

Весенний «Zдвиг» в Кирове // «Навигатор». - 22 апреля 2013. № 16 (173).


В

In