Эквус
ТЕАТР НА СПАССКОЙ - Кировский государственный театр юного зрителя
 
E-mail
 
Пароль
 

 
 
Меню
 
Сезоны

 

Я не хочу в Москву!

Повесть «Отрочество» в инсценировке современного драматурга Яр. Пулинович таки поставлена на большой сцене Театра на Спасской (режиссёр Юлия Батурина, г. Серов Свердловской области). Напомним, в рамках лаборатории современной драматургии под руководством Олега Лоевского на малой сцене был показан эскизный вариант «Отрочества», собрал восторженные отклики, после чего Юлии Батуриной, одной из трёх участников лаборатории, было предложено довести «набросок» до полномасштабного спектакля в двух действиях.

«Отрочества»

Главные постановочные фишки, которые использует режиссёр для донесения до юного зрителя возрастной драмы толстовского отрока, такие: радикально рэперский стиль одежд некоторых героев и тестов-песнопений уральской группы «Женьшень», а также культовой «Касты»; кроме того, видеопроекция на задник клипа актуального российского хип-хоп исполнителя Noise MC и, в самом начале, энергичных «прыжков счастья» персонажей по родному городу - в записи, театр док. (Режиссёр, кстати, и сама одета в подобном стиле с непременной вязаной шапкой на голове). Всё это вместе должно посылать юному зрителю правильные коды и, по идее, как-то связать поколения с разрывом в полтора века, пользующиеся вроде бы одним русским, но фактически совершенно разным языком.

А чтобы отчасти компенсировать эти субкультурные проявления, на радость родителям и учителям в нужном по сюжету месте подаются на экран также и классические сцены барской охоты из фильма «Война и мир» - герои «Отрочества» тоже ведь ездили на охоту, отчего маменька главного героя (Н. Красильникова), простудившись, слегла и скончалась. Отсюда пошёл быть радикальный разлад с миром Николеньки Иртеньева, коего папа (М. Андрианов) почти насильно увозит из уютного поместья в чуждую столицу. Где всё у парнишки (А. Андрюшенко) сразу пойдёт плохо, ужасно, в конфликте.

Таких здесь чувств давно мы не видали

В эскизном формате малой сцены героев в пьесе было как будто даже с избытком - страсти так и кипели, энергия переполняла зал. В большом спектакле, наоборот, неожиданно оказалось, что Николас-Андрюшенко на сцене, по сути, один. Поскольку «всё тонет в фарисействе» и как-то незначительно по сравнению с его страданиями. Даже милый кроткий папА и братец Володя (И. Кандинов), у которого в жизни всё окей, отходят на второй план. Андрюшенко, несмотря на изрядное количество массовки, предстоит большей частью как бы в одиночку наполнять собою пространство... И он просто геройски справляется с этой тяжёлой задачей, посылая в зал отчаянные монологи большой эмоциональной силы и искренности, никогда, впрочем, не переходящие в неприятную истерику. Особенно по-детски трогательна и достоверна пластика, скачки и метания мол.чела, доведённого до ситуации публичного скандала... Нарочито нелепые прикольные костюмчики (художник Е. Андреева) добавляют ему лузерского обаяния беззащитности, узнаваемости. И судя по реакции зала, удалось-таки достучаться до сердец, причём благородный язык классического текста был донесён до зрителя без искажений и выкрутас.

«Отрочества»

Некоторую разрЕженность воздуха сцены (автор этих строк и не хоте бы, да поневоле вынужден сравнивать оба варианта «Отрочества», большой и малый) с успехом компенсирует профессионализм художника-постановщика. Стиль декораций Елены Авиновой с каждый новым спектаклем становится всё более отточенным, элитарным, изысканным и с лёгкостью, чуть что, заполняет пустоты, создавая нужный градус напряжённости. По крайне мере - повод для их осмысления. В этой истории элементы условной усадьбы монохромные, белые на чёрном фоне; их длинные графичные горизонтали визуально корреспондируют с полосатостью девочкиных юбок и папиного «двухэтажного» сюртука. Чахлые сухие ветки - взамен могучего генеалогического древа. И всюду, как почему-то любят в этом театре, на стенах и на полу, листы писчей бумаги. Белый остов рояля, будучи заменой и памятью о матери, возносится над сценой в финале, когда мальчик всех прощает и примиряется со смертью, ведь у любимых смерти нет.  Все антогонисты Николеньки Иртеньева, которые по ходу рвали и терзали ему душу, становятся тогда в один слитный строй и под финальную «песню мечты», качаясь на волнах житейского моря, медленно надвигаются на зрителя. А сам он - во главе угла. Очень консолидирует и просветляет это внезапное единство.

Кого имел в виду губернатор

Несмотря на то, что в репертуарный театр в современных условиях научился обходиться даже без художественного руководителя, проблема оного в городе Кирове всё же стоит весьма остро. От губернатора недавно потребовали ответа - доколе? И он пообещал, что в обоих театрах, кировском драматическом и на Спасской, этот вопрос будет решён к июню месяцу. При этом у театрального народа нет пока и приблизительных предположений по кандидатурам на эту должность. Что касается Юлии Батуриной, имя которой будто бы звучало в это связи, то о ней известно, что она, оставаясь худруком своего театра, весьма много, быстро и эффективно сотрудничает с различными театрами страны, славится своим умением работать с актёрами. Вот и в Кирове она фактически открыла для серьёзных ролей Александра Андрюшенко.

Мэри Лазарева

Вятский наблюдатель - 02 мая 2014




Читайте также

В ожидании нового // «Новый вариант». - 19 июня 2014. № 24 (693). Татьяна Бушмелева.

Каким будет новый сезон? // «Новый вариант». - 22 мая 2014. Татьяна Бушмелева.

«Я не знаю, я не взрослый, мне так легче…» // «Вятский край». - 17 мая 2014. № 65. Николай Пересторонин.

«Отрочество» Толстого перевели на язык театра // «Newsler.ru». - 15 мая 2014. Марина Куклина.

Эволюция «Отрочества» // «Новый вариант». - 30 апреля 2014. Юля Ионушайте.