Эквус
ТЕАТР НА СПАССКОЙ - Кировский государственный театр юного зрителя
 
E-mail
 
Пароль
 

 
 
Меню
 
Сезоны

 

В ожидании нового

30 июня исполняется 20 лет работы на сцене Театра на Спасской актера Михаила Андрианова.

Михаил Андрианов– Михаил, когда Вы решили стать актером?

– Лет в 11 12 возникло странное желание стать актером. Записался в театр-студию «Диалог» при Дворце пионеров, которым руководила Ольга Самсонова. Но после школы поступил в политехнический, вскоре ушел оттуда, работал на заводе «Лепсе», призвали в армию. А после все же понял: буду учиться на актера. Не с первого раза, но поступил на актерский факультет Пермского института искусства и культуры. С моим мастером Геннадием Фоминым, учеником Товстоногова, поддерживаю дружбу до сих пор.

– Как оказались в Театре на Спасской?

– Я ехал к Клокову, мне как зрителю нравились его спектакли, но оказалось, что это не совсем то, о чем мечтал.

– Много ролей сыграно за 20 лет?

– Если считать всех стражников, зайчиков, грибов, столбов, то получится космическая цифра. Я был актером второго плана. И только в последние годы появились по настоящему значительные работы.

– Это связано с приходом в театр Бориса Павловича?

– Да, для меня новый этап начался с Павловича. Но для театра – значительно раньше, когда пришли Ирина Брежнева, Елена Авинова, Наталья Красильникова. С их появлением Клоков открыл для себя новые возможности, стал искать новые формы. Когда я впервые увидел, что может делать на сцене «Миграция», был потрясен: это именно то, что надо, что мне близко, хотя я не могу сказать, что люблю современный танец. Вообще, моя любовь к «Миграции» – отдельная тема.

– Согласна, что появление в труппе этих молодых профессионалов стало находкой для режиссера. А много ли сыграно с Натальей Красильниковой?

Михаил Андрианов– Наши совместные работы не поддаются подсчету. Для меня это совершенно удивительная партнерша по сцене, с которой работается легко, свободно и радостно. Наша творческая дружба началась с «Анны Франк» в постановке Надежды Ждановой, продолжилась в «Маленьком принце», развилась в «Кукольном доме» – нашей общей задумке. Потом «Отрочество» Юлии Батуриной…

– А кто самый главный режиссер в вашей жизни? Ведь Вы работали со многими.

– Все таки Борис Дмитриевич Павлович. Хотелось бы работать с ним дальше и больше, но даже и то, что случилось – прекрасно. Он вернул мне веру в себя, в свои способности, возможности. Этапным для меня спектаклем стала «Толстая тетрадь», где мы с Костей Бояринцевым играли мальчиков времен войны. В «Дубровском» состоялась еще одна любимая мною, небольшая, но интересная роль Шабашкина. Роль может быть большой, главной, но провальной (как, например, мне кажется сейчас, Моцарт в «Маленьких трагедиях»), а может быть маленькой, но очень дорогой, как Озрик в «Гамлете». И наконец, «Кукольный дом» – здесь у меня была роль, что называется, «на сопротивление», я впервые сыграл героя, который мне очень неприятен.

– После ухода Бориса Павловича Вы руководите драматической лабораторией. Что значит для Вас эта работа?

– Нет, я не руководитель, просто сотрудничаю. Эта работа мне интересна. По всем признакам с уходом Павловича лаборатория должна бы распасться, но, видимо, туда было вложено столько сил и энергии, что она не только не распалась, но и привлекла новых руководителей и новых участников. Я веду занятия по технике речи, а Алексей Красный – по актерскому мастерству. Самодеятельные актеры – люди, которые бескорыстно любят театр, у них еще существует романтический трепет, преклонение перед театром, что у профессионалов нередко теряется. Сейчас идет работа над отрывками из «Братьев Карамазовых», которая, возможно, сложится во что то более серьезное, цельное, может быть, спектакль.

– Артисты Театра на Спасской часто проводят поэтические вечера, как, например, совсем недавно – в день рождения Пушкина в «Галерее Прогресса». Что это им дает?

– Актер – человек, зависимый от режиссера. В театре он играет то, что диктует режиссер, снимая с себя ответственность за рисунок роли. А когда читает стихи, он сам себе режиссер, может вслушаться, вдуматься в текст и интерпретировать его по своему. На мой взгляд, поэзия переживает сегодня новый взлет. Немало способствует этому интернет: тот, кто раньше не имел шанса быть услышанным, сегодня публикуется на сайтах, и многие стихи находят отклик у читателей. Мне кажется, стихи читают везде: в антикафе, у нас на Спасской возле театра, в библиотечных залах…

Кстати, о «Галерее Прогресса». Это не только выставочное пространство, но и площадка, которая принимает всех творческих людей с любыми проектами, не требуя взамен никаких отчетов, бумаг, не осуществляя контроля и цензуры. А это очень важно.

– Что Вы мечтаете сыграть?

– О чем когда то мечталось, сегодня уже нельзя сыграть по возрасту. Сейчас думаю не о новых ролях, а о режиссере, который возглавит театр. Так сказать, ждем с…

– У Вас есть роль в спектакле «Собаки-якудза», который ставит режиссер Антон Безъязыков. Что это за роль, что за спектакль?

– Только-только состоялись первые встречи с режиссером, пока говорить рано, что это будет, премьера в новом сезоне.

– Ну а вообще что планируете?

– Я еще со школьных лет увлекаюсь фотографией и давно хотел сделать персональную фотовыставку, хотя для этого требуется большой кусок жизни. В мечтах – сольная чтецкая программа, может быть, моноспектакль. Есть планы, связанные с драматической лабораторией. Хочется обустроить свой новый дом, родить и воспитать детей. Так или иначе все планы пока связаны с нашим городом, а в нем сегодня можно многое осуществить благодаря той свободе и разнообразию, которые у нас появились.

Татьяна Бушмелева

Новый вариант - 19 июня 2014




Читайте также

Каким будет новый сезон? // «Новый вариант». - 22 мая 2014. Татьяна Бушмелева.

«Я не знаю, я не взрослый, мне так легче…» // «Вятский край». - 17 мая 2014. № 65. Николай Пересторонин.

«Отрочество» Толстого перевели на язык театра // «Newsler.ru». - 15 мая 2014. Марина Куклина.

Я не хочу в Москву! // «Вятский наблюдатель». - 02 мая 2014. № 18 (827). Мэри Лазарева.

Эволюция «Отрочества» // «Новый вариант». - 30 апреля 2014. Юля Ионушайте.