Эквус
ТЕАТР НА СПАССКОЙ - Кировский государственный театр юного зрителя
 
 
Меню
 
Сезоны

 

Мы за ценой не постоим

Когда на афишах театра на Спасской появился «датской» направленности спектакль режиссера Вячеслава Ишина по самой известной повести Бориса Васильева «А зори здесь тихие», было много сомнений, и первое - что есть популярный киноаналог, а проза, выходит, именно под это дело и заточена...

Однако премьерная публика приняла спектакль с большим эмоциональным подъемом, деликатно выдержав все длинноты и подробное следование тексту повести. А исполнитель роли старшины Васкова Александр Королевский наверняка может добавить еще одну звездную роль к своему послужному списку - не слабее «Эквуса» и «Над пропастью во ржи» - и ожидать на будущий год по крайней мере театральной «Удачи».

В его занудноватом простодушном служаке, опекающем вверенных ему девчонок, проявилось нечто большее, чем просто актерская игра, какая-то личная привязка, драйв. С первых своих слов, довольно натурально окая, Королевский завладел симпатиями зрительного зала - тем более что озорные, хоть и непьющие девки-зенитчицы всячески измывались над своим добродушным командиром. А в финале не факт, что он остался жив и всех немцев, как было в кино, положил. Просто обезумел от ненависти. Зато становится понятно, какие преимущества у театра: можно показать символическое вознесение в окошко неба всех убиенных, так что они фактически-то возвращаются к нам, уже в легких довоенных платьицах.

Делающий свою вторую драму после «Принцессы Грезы», Ишин вообще-то специализируется на комедиях и детских спектаклях, при шикарных декорациях Виктории Хархалуп. Здесь же у него возникла дерзкая задумка: обойтись без декораций вообще и не перегружать сцену, поскольку людей много, действия тоже.

Такого в театре еще не бывало, чтобы вовсе пустая сцена, если не считать многофункционального пандуса-трапеции (Екатерина Андреева). Зато в полную силу задействован ресурс музыки и света, плюс, конечно, дым и звуки пальбы - просто война и немцы! Ишин вместе с осветителем придумали такую штуку: в самые ключевые моменты направлять прожекторы в зал (т.н.фонарь-лезвие), а зенитчицам - лупить из орудий и личного оружия как бы по зрителям. Получается, прямо в души людей!

При помощи луча света многочисленные сцены связываются друг с другом, проходят личные истории девушек. И самая щемящая, с национальной мелодией, - из местечкового быта семьи Сони Гурвич (Наталья Сидорова, в круглых очках наивной еврейской отличницы). Музыкальными аранжировками, которые здорово нагнетали драматизм, занимался молодой композитор Максим Цибелев, выпускник колледжа искусств, а сценическим движением - Ирина Брежнева.

О девушках. Марина Наумова - стопроцентная Рита Осянина. Наталье Красильниковой, по малости роста, досталась не роль первой красавицы, а смешная и нелепая Галка Четвертак, зато как она ее сделала! Если не заморачиваться на типаже Ольги Остроумовой, то можно принять за Женю Комелькову и Яну Савицкую, всю такую острую, вызывающую, с рыжими кудрями (на эту роль планировали статную блондинку Анну Шварц, но она уехала в Петербург рожать). Вот только Лиза Бричкина, которая утонула в болоте, вышла бледновата (Дарья Сосновская). Но вообще, конечно, с героинями в театре на Спасской нет проблем, всегда есть из кого выбрать. Не то что с лирическим героем - в отсутствие Штепанова.

В едином порыве

Вячеслав Ишин не считает, что артистам, отработавшим с полной самоотдачей и заслужившим бурную овацию стоя, потребовалась какая-то особая мотивация. Просто материал такой, что не может не захватить полностью:

- Атмосфера на репетициях была очень хорошая. А это бывает только когда актер верит в то, что делает. Тогда работают с удовольствием, не столько слушают - но сами предлагают, и пробуют, пробуют... И после премьеры, как давно уже не было у нас, все остались, никто не ушел.

Что касается деталей и богатой фактуры, которыми привлекало кино и которых совершенно нет в спектакле, то военная проза Бориса Васильева как раз и увлекла Ишина «небытовым» подходом. Ведь если убрать все лишнее, то останется один подвиг - как поэзия.

На традиционный вопрос о цене победы - мол, стоила ли эта ветка железной дороги пяти безвинных жертв - Вячеслав Ишин отвечал философски: а иначе тогда и быть не могло. Выхода другого ни у кого не было, о гуманизме и речи не шло. «И жили так, и умерли так - вот взять хоть Лизу Бричкину, что она в жизни видела, и утонула она разве геройски? Или Галя Четвертак, которая испугалась? Но с другой стороны, в итоге-то ее бесполезная гибель имеет не меньше ценности, чем красивой и отчаянной Жени». Потому что за родину, и без вопросов.

Мэри Лазарева

Вятский наблюдатель - 07 мая 2010




Читайте также

Казнить нельзя помиловать // «Вятская книга 2009». - 01 апреля 2011. № 2. А.Д. Мильчаков.

«Так-то да» - попытка осознать, где мы... // «Вятская книга 2009». - 01 апреля 2011. № 2. Н. Панишева.

У нас ещё в запасе 14 минут // «Вятская особая газета». - 01 июля 2010. № 25. Михаил Коковихин.

Мы или не мы? // «Вятский наблюдатель». - 01 июля 2010. № 27. Мэри Лазарева.

Есть одно «НО»: ты живёшь в Кирове... // «Новый вариант». - 01 июля 2010. № 26. Ольга Салтыкова.