Эквус
ТЕАТР НА СПАССКОЙ - Кировский государственный театр юного зрителя
 
 
Меню
 
Сезоны

 

Мюнхгаузен – в каждом из нас

Выходя из театра, я, как обычно, осмотрелся и закурил. Неспешно направляясь к светофору, с удивлением обнаружил, что меня обогнала слишком шустрая для своего возраста пара. При этом дама обернулась к кавалеру и, оскалив вставные зубы, радостно воскликнула: — Два часа полного бреда!

 Раз уж это рецензия про Мюнхгаузена, где я соврал? Правильно – в том, что закурил. С детства испытываю отвращение к табачному дыму. Однако эта загадка мелка: вот загадка спектакля «Мюнхгаузен», премьера которого прошла 5 декабря в Театре на Спасской, сложна настолько, что зрителю предстоит разгадывать её вместе с актёрами.

Вообще, что мы знаем о бароне Мюнхгаузене? Не о том, реальном, который потом всю жизнь на Распэ обижался из-за пожизненной славы враля и выдумщика, а о Том Самом, которого Янковский сыграл. Вытащил себя за волосы из болота, полетал на ядре, стрелял вишнёвой косточкой в оленя, попал на сырный остров с трёхногими людьми… Погодите, что?

 С точки зрения вот таких «немолодых пар», называющих бредом всё, что нельзя понять слёту, и аудитории «Камеди Клаба» это – «наркоманский бред, чё Мюнхгаузен там курил, гы-гы-гы». Тут для них закрывается книжка и заканчивается спектакль. Однако читатель и зритель повзыскательнее продолжит чтение, как и просмотр. И смекнёт: Мюнхгаузен – это не только весёлые выдумки, а, скорее всего, жизненная философия.

Пересказывать сюжет спектакля, пожалуй, не стоит – только начнёшь подбирать нужные слова и пытаться описать увиденное, получается… мюнхгаузенщина какая-то! Никто же не поверит! А между тем и вправду всё было: и ловко обманутый турецкий султан (судя по голосу, вдобавок поющий сопрано – пощёчина султану современному), и олень с вишнёвым деревом в голове, и множество Мюнхгаузенов, вышедших в зал и рассказывающих зрителям истории.

Так в чём же суть? Зачем все пушки, выстрелы, хоры и – самое главное – такая толпа знаменитых баронов-рассказчиков?

 Каждый из этих баронов рассказывал какую-нибудь свою, мюнхгаузеновскую историю. Кто-то – о своём чудесном перевоплощении, кто-то – о поступлении в театральный институт, а кто-то – про стишки в 6 классе. Так или иначе, вся команда, работавшая над спектаклем – от режиссёра Степана Пектеева и драматурга Юлии Ионушайте до актёров Марины Карпичевой, Михаила Андрианова, Евгения Лютикова (да вообще всех, клянусь своими усами!) – убеждает зрителя: Мюнхгаузен – в каждом из нас. Неважно, кто ты, где живёшь – в Мюнхене или Кирове, как развлекаешься – охотой или доведением заведующего кафедрой до сумасшествия. Мюнхгаузен – больше, чем человек: это – жизненный сценарий, способный вытащить человека за волосы из самой ужасной пучины.

В современной России призыв театральной труппы «включить Мюнхгаузена» выглядит даже слишком актуально. Мы попали в болото кризисов, обвалов национальной валюты, разрыва международных отношений, духовных катаклизмов – да мало ли ещё чего. В болото мы забрели – это точно. Можно утонуть в нём ещё глубже – обострить ситуацию. А можно «включить Мюнхгаузена» — да и вытащить себя за волосы, за волосы из этого проклятого болота.

 Ведь Мюнхгаузен был не столько даже искусным воином и охотником, сколько находчивым и – этого не отнять – храбрым человеком. Быть может, попробуем и мы «включить Мюнхгаузена»? Хватит ли смекалки и мужества вытащить себя из болота?

Антон Бучин

Новый вариант - 08 декабря 2015




Читайте также

Изучая язык Мюнхгаузена // «Startup». - 15 июня 2016. Наталья Панишева.

Веронские любовники будут счастливы и поженятся // «Вятский наблюдатель». - 27 мая 2016. № 22 (935). Мэри Лазарева.

Два Шекспира // «Сигма (платформа для публикации текстов о человеке, культурных явлениях и обществе)». - 25 мая 2016. Татьяна Лисик.

Два веронца и три ведьмы // «Бизнес новости в Кирове». - 24 мая 2016. Елена Окатьева.

В «Театре на Спасской» состоялась премьера спектакля «Два веронца» // «IKirov». - 24 мая 2016. Раксана Бабаева.