Эквус
ТЕАТР НА СПАССКОЙ - Кировский государственный театр юного зрителя
 
 
Меню
 
Сезоны

 

Павлович, Пушкин и тоска по Петербургу

В прошедшую пятницу «Театр на Спасской» представил зрителям «Дубровского» - театральную повесть в трёх действиях. Новый спектакль Бориса Павловича - это не пересказ известного сюжета и тем более не краткое содержание для школяров, хотя и их на премьере было достаточно. Это серьёзный по сути и очень яркий по форме разговор Павловича с Пушкиным. Разговор режиссёра с поэтом. О творчестве, о жизни, о свободе. И немного о Петербурге.

«Дубровский» с первых же минут удивляет степенью свободы режиссёра в работе с материалом. С пространством и временем. Павлович рассказывает свою историю легко, непринуждённо, а главное - остроумно.

В спектакле история начинается почти с середины пушкинской повести, когда Владимир Дубровский (артист Александр Трясцин) под видом француза-учителя является в дом Троекуровых. Затем режиссёр рассказывает предысторию. О том, как поссорился Кирила Петрович Троекуров (артист Владимир Жданов) с Андреем Гавриловичем, отцом Дубровского (заслуженный артист России Геннадий Иванов). Режиссёр то забегает вперёд, то возвращается назад. То останавливает действие, дабы Александр Сергеевич - конечно же, Пушкин (артист Алексей Кусакин), пожалуй, главное действующее лицо в спектакле, успел написать следующий абзац, а иногда какую-нибудь строчку, впоследствии, конечно, бессмертную, или письмо в Петербург. В итоге спектакль хоть и состоит из нескольких новелл, рассказанных в свободном порядке, временами становится похож на хеппенинг, на карнавал, ведь если по законам математики от перестановки слагаемых сумма не меняется, то в театре, к счастью, действуют иные законы.

Сквозным действием в спектакле становится история о том, как Пушкин пишет «Дубровского». Может, история и не очень правдивая, с точки зрения реальной биографии поэта, зато приоткрывающая тайны творчества. Получился своеобразный парафраз ахматовского «когда б вы знали, из какого сора». То Арина Родионовна (артистка Антонина Иванова) расскажет своему Сашеньке сказку на ночь, то шаловливые и очаровательные Музы поэта (артистки Яна Савицкая, Дарья Сосновская, Ольга Чаузова) начнут шарады загадывать. То в радиоэфире что-нибудь интересное споют (советский радио-приёмник в руках Пушкина становится антенной, связывающей Поэта с Богом или Космосом - кому как больше нравится). То герой повести зайдёт на рюмочку, выпьет и дальше побежит, а поэт - сразу за перо и ну описывать настроение персонажа.

Пушкин среди своих героев чувствует себя уверенно и легко. То за стол с ними сядет (точнее, встанет - в силу особенностей декораций, созданных потрясающим воображением Елены Авиновой), то беседы с ними беседует. Он не просто автор «Дубровского» - он одной только силой своего таланта и свидетель событий, и их участник. А когда устанет от всей этой кутерьмы, пойдёт молока выпьет, цветочки на клумбе прополет или вздремнуть приляжет. И приснится ему, непременно, Петербург. Ах, Петербург, Петербург! Балы, светское общество, прекрасные дамы... Признаться, порой начинает казаться, что это не только мечта Пушкина, который жаждет туда вернуться из своей деревеньки, но и грёзы самого режиссёра, который, возможно, в заснеженной и замороженной Вятке тоже тоскует о Питере.

Множественные смыслы и ассоциации, заложенные Борисом Павловичем в спектакль, который напоминает праздничный слоёный пирог, в целом считываются легко. Скажем, отчего-то Маша, героиня «Дубровского», порой очень напоминает Наталью Гончарову. Особенно в профиль... Но не везде стоит искать глубинный смысл и подтекст. Фантазия режиссёра границ не знает - и это здорово. Хотя он и мастер в некоторых сценах напустить туману!

А ещё вместе с актёрами он горазд веселить и дурачить зрителя. Скажем, жутковатая (у Пушкина) история с медведем, которого пристрелил «француз»-Дубровский, превращается в спектакле в весёлую пантомиму. Бедный мишка в приступе паники начинает комично ломиться в закрытую дверь. И хотя его становится жалко, ведь все знают, что его сейчас пристрелят, делает он это до того уморительно, что зрители просто покатываются со смеху.

Ближе к финалу интонации спектакля меняются, постепенно уходят в минор. Всё печальнее, всё грустнее становится история. И кажется, что она вот-вот превратится в трагедию - Маша вышла замуж за нелюбимого, Дубровский побеждён и, кажется, уехал за границу... Но - и это смотрится, как всегда, неожиданно - режиссёр устраивает просто феерический хеппи-энд. К деревянным лошадкам (весь спектакль оформлен в лубочном, митьковском стиле) добавляются и бумажные самолётики, и мягкие игрушки, и фанерные битлы, и даже крейсер «Аврора» с английским флагом! Бегает довольный Пушкин в гимнастёрке с мягкой пандой в руках. А девицы в сарафанах поют хит ливерпульской четвёрки. При чём здесь «Аврора», битлы и панда - не спрашивайте! Ведь театр - это магия, игра (о чём ещё раз нам напомнил режиссёр). И спектакль получился в этом смысле очень театральный.

Присутствовать при разговоре людей умных и талантливых - всегда интересно. И разговор Павловича с Пушкиным - не исключение. И пусть не каждое сказанное ими слово становится открытием, где-то встречаются и общие места (сложно было бы представить, что Борис Павлович не даст слова Борису Гребенщикову с его почти всемирно известным «Не плачь, Маша, я здесь»), это никак не умаляет радости общения, какую испытываешь, присутствуя при подобных беседах. Даже в качестве просто зрителя.

Василий Печкин

Кировская правда - 24 декабря 2009




Читайте также

Казнить нельзя помиловать // «Вятская книга 2009». - 01 апреля 2011. № 2. А.Д. Мильчаков.

«Так-то да» - попытка осознать, где мы... // «Вятская книга 2009». - 01 апреля 2011. № 2. Н. Панишева.

У нас ещё в запасе 14 минут // «Вятская особая газета». - 01 июля 2010. № 25. Михаил Коковихин.

Мы или не мы? // «Вятский наблюдатель». - 01 июля 2010. № 27. Мэри Лазарева.

Есть одно «НО»: ты живёшь в Кирове... // «Новый вариант». - 01 июля 2010. № 26. Ольга Салтыкова.