Эквус
ТЕАТР НА СПАССКОЙ - Кировский государственный театр юного зрителя
 
 
Меню
 
Сезоны

 

Марш простодушных

Режиссер кировского Театра на Спасской Борис Павлович предложил поиграть в детство с «Дядей Степой».

Для этого семеро взрослых дядь и теть артистов, веселясь и играя, скачут по сцене и рассказывают изрядно подзабытые стишки титульного детско-советского поэта Сергея Михалкова.

Стишки настолько сами по себе обаятельные, что за одну только строчку из «Дяди Степы»: «Мне не нужно ничего! Я задаром спас его!» - хочется все простить этому сталинскому фавориту и преуспевающему вельможе при всех последующих правителях. Да ведь и сама эпоха была куда как колоритна: в спектакле мы видим интересную попытку ее реконструкции силами довольно юного человека и режиссера. Выпускница же СПб-ской театральной академии Софья Тюремнова из архивных фото создала на сцене ностальгический образ советской Москвы, плавающей в сиреневом тумане; впрочем, башни Кремля и прочие символы режима выглядят на заднике все равно серо-зловещими.

Но тем веселей наполнение сцены цветными кубиками и неистовый энтузиазм строителей Москвы, которые носятся в социальном угаре созидания своего будущего! Малым детям не вполне ясно, что именно такое они созидают при помощи простых геометрических форм и прозрачных ширм - мы-то понимаем, что коммунизм, - но дворовые коты и собачки, а также голуби (которыми ловко кукловодят драматические артисты!) Уже вполне узнаваемы и всех радуют. Главная кукла в очках и с усами похожа на самого детского поэта Михалкова: ее, например, стригут в парикмахерской. Которая только что была аптекой. Так, постепенно, дело доходит до дяди Степы, которого так и хочется написать через «б».

Напоминаем: дядя Степа ведь не сразу стал милицейским и важным. Сначала он был просто длинный чудак (вы, товарищ, сядьте на пол), хоть и не забывал никогда чистить зубы, а потом с его ростом Степу зачем-то берут во флот (прям как сына поэта Никиту Сергеича). Так вот в качестве разбитного морячка, отплясывающего ихний фирменный танец, Александр Трясцин добился наибольшего успеха у публики, очень хлопали. И чего он потом подался в милицию? Взобрался на куб, чтоб быть еще выше, проглотил аршин, утратил человеческое обаяние. Правда, надел белую форменную гимнастерку дорожного постового, спас утопающую бабку, снял крышу с горящего дома и пустил голубей. Приструнил озорника Хорева. Но был уже не так мил, как до службы в органах.

В спектакле много танцев, включая и реанимированную, суперпопулярную некогда летку-еньку (хореограф Ирина Брежнева). А легкая Яна Савицкая освоила даже воздушный полет конькобежки! И еще один знаковый привет из той далекой эпохи: действующие лица все время маршируют и отдают друг другу салют (или честь?), очень смешно.

Новое поколение этих мышей, естественно, не ловит, как и их недоумевающие молодые мамаши, они просто еще не научились ностальгировать, да и не было в их детстве такой богатой социальной фактуры. Так что для правильной адресации всех этих забытых культурных кодов будет гораздо лучше, если малышей приведут их бабушки и дедушки. Участники же спектакля признаются, что отработали с большим удовольствием, восстановив таким образом и свое «историческое прошлое». Для атмосферы художник театра Елена Авинова устроила в фойе выставку детских фотографий из личных архивов режиссера и артистов, занятых в спектакле.

Типажи

На наш вкус, Александр Трясцин для этой роли слишком пригож и недостаточно нелеп, но у них с Алексеем Хоревым накоплен большой опыт «дураковаляния» в клоунаде по Хармсу (там-то они упражнялись для взрослой публики и с большей долей абсурда). В «Дяде Степе» к этой парочке присоединяется еще и Алексей Кусакин, прекрасный комедиант, который наряжен здесь очкастым ботаником-пенсионером-доминошником в чудной совковой кепочке. Очень характерный дворовый типаж! Из присутствующих дам трое прыгают задорными пионерками не то рабфаковками в косынках (Елена Васильева, Яна Савицкая и Ирина Мальшакова), а Вера Казаковцева весьма убедительно выступает в роли дворника с метлой - ныне утраченной, но очень важной и где-то системообразующей фигуры всего советского социума.

Мэри Лазарева

Вятский наблюдатель - 05 марта 2010




Читайте также

Казнить нельзя помиловать // «Вятская книга 2009». - 01 апреля 2011. № 2. А.Д. Мильчаков.

«Так-то да» - попытка осознать, где мы... // «Вятская книга 2009». - 01 апреля 2011. № 2. Н. Панишева.

У нас ещё в запасе 14 минут // «Вятская особая газета». - 01 июля 2010. № 25. Михаил Коковихин.

Мы или не мы? // «Вятский наблюдатель». - 01 июля 2010. № 27. Мэри Лазарева.

Есть одно «НО»: ты живёшь в Кирове... // «Новый вариант». - 01 июля 2010. № 26. Ольга Салтыкова.