Эквус
ТЕАТР НА СПАССКОЙ - Кировский государственный театр юного зрителя
 
 
Меню
 
Сезоны

 

Герни и Герши

В начале марта два кировских театра рассказали зрителям свои «лавстори»: «Театр на Спасской» в рамках проекта «Актёр крупным планом» выпустил спектакль «Письма любви» по пьесе американского драматурга Альберта Герни, а драмтеатр представил бродвейскую историю «Batterflies are free» («Бабочки свободны») по пьесе американского же драматурга Леонарда Герша. После каждой из премьер зрительный зал овациями приветствовал актёров и режиссёра. И это, пожалуй, единственное, кроме языка, на котором написаны обе пьесы, общее место в спектаклях.

Изумрудный город как спасение

Спектакль «Письма любви», кроме прочего, стал бенефисом актрисы Елены Васильевой, которая четверть века работает в театре юного зрителя. История любви Мелиссы и Энди (актёр Александр Королевский) не просто трогательная или печальная: даже когда читаешь пьесу, чувствуешь, как на глаза наворачиваются предательские слёзы. Правда, тонкий, изящный юмор писем, которые герои пишут друг другу на протяжении нескольких десятков лет, придаёт этой сентиментальной истории вкус реальной жизни. А символы, которыми насытил постановку режиссёр Борис Павлович, расставляют яркие пятна на монохромном - при поверхностном взгляде - материале пьесы.

Как пишет Герни в предварительных авторских ремарках: «Для постановки этой пьесы не нужны долгие репетиции. Она предназначена для чтения вслух актёром и актрисой приблизительно одного возраста, сидящими за одним столом. Будет лучше, если ...актёры не будут смотреть друг на друга до самого окончания пьесы...». Безусловно, в XXI веке удержать внимание зала при полном соблюдении актёрами и режиссёром авторских пожеланий не просто тяжело - практически нереально. И дело тут не столько в изъезженном «клиповом мышлении» современников, сколько в более циничном взгляде на мир, который присущ нашему веку в ещё большей степени, нежели прошлому. А потому вполне понятна задача, стоящая перед режиссёром, выбравшим для постановки «Письма любви»: каждое письмо должно быть написано цветными чернилами, чтобы стало понятно, почему «обуглился» изумрудный город, ставший на краткий миг спасением для героев. Борис Павлович в самом финале лишь на несколько мгновений показывает нам этот волшебный город, эту сказку, которая - ибо такова се ля ви - тут же оборачивается чёрным пятном на заднике.

Лаконичный и точный язык спектакля прозрачен. Он почти лишён вычурности, а правила существования героев в этом мире понятны, как шахматная доска: вот половина Энди, вот половина Мелиссы. Чем теплее их отношения, тем ближе они друг к другу и в пространстве сцены. Краткий миг встречи - ровно посередине, - и опять каждый на своей половине. При этом личное пространство каждого как бы обжито вещами любимого человека. Ваза, подаренная им, стоит у неё. Открытка, на которой она нарисовала для него кенгуру, перепрыгивающего через стакан апельсинового сока, всегда остаётся на его половине. Наверное, таким языком и должно говорить о любви. И если кое-где речь героев и срывается на крик, оно в общем понятно: всё-таки на сцене не принято говорить шёпотом - зритель может не услышать.

Юлия Ионушайте

Кировская правда - 19 марта 2009




Читайте также

«Толстая тетрадь». Работа над ошибками // «Кировская правда». - 10 июля 2009. № 83. Юлия Ионушайте.

Война и дети // «Вести». - 10 июля 2009. № 80. Алексей Ульянов.

И мальчики кровавые в глазах... // «Вятский наблюдатель». - 10 июля 2009. № 28. Мэри Лазарева.

Как закалялась жесть // «Вятская особая газета». - 02 июля 2009. № 25. Григорий Голицын.

Виртуальный роман - задолго до интернета // «Вятский наблюдатель». - 13 марта 2009. № 11. Мэри Лазарева.


   

В

In

In