Эквус
ТЕАТР НА СПАССКОЙ - Кировский государственный театр юного зрителя
 
 
Меню
 
Сезоны

 

Тартюфы живут и побеждают

Если у Островского зять надул тестя, то у Мольера мошенник, выдающий себя за праведника, надувает всех, крутит и вертит всеми в чужом доме, как захочет, да так, что добивается того, что хозяин дома Оргон по завещанию все оставляет ему, в том числе и дом.

Очень хорош в роли Тартюфа актер Алексей Кусакин. Все зрители в один голос спрашивают: «Кто это? Откуда?» А он был, например, Гераклом в спектакле «Мифы Древней Греции» Б. Павловича, но мало кто его там заметил. У Павловича Тартюф - юродивый или косящий под юродивого. В спектаклях других театров мы видели его человеком более светским, хотя в тексте читаем: «Явился бог весть кто, неведомо откуда, / В отребьях нищенских, едва не босиком» (Дорина).

Кое-кто усмотрел в образе Тартюфа намек на некоторых представителей современного духовенства: неустанные проповеди - утром и днем, а вечером - джинсы, развлечения, выпивка, а может быть, и женщины. Молится на образ, долдонит молитвы и божьи заповеди наизусть, а если выгодно, любого продаст и пошлет куда подальше, хапнет то, что плохо лежит.

Хороша Дорина в исполнении Наталии Красильниковой. Красильникова взамен лирических героинь («Ромео и Джульетта», «Орфей и Эвридика») играет острохарактерную роль второго плана, и это получается у нее очень здорово: типичная оторва. Она сразу же раскусывает Тартюфа и первой смело пытается открыть его подлинное лицо хозяевам. Людмила Штепанова и быстро растущая под руководством Бориса Павловича Яна Савицкая (в роли главной героини Марианы) подчас находятся в ее тени, хотя наблюдать за ними не менее интересно.

Если Александр Клоков, как известно, имел своих любимчиков и отдавал им лучшие роли, то для Бориса Павловича, как мне кажется, все равны. Так, например, под его руководством от спектакля к спектаклю заметно растет актер Костя Бояринцев (Клеант).

Относительно финала. Их у Павловича два. У Мольера справедливость торжествует: всевидящий государь за подлые махинации садит Тартюфа в тюрьму. Так же и в спектакле. «Наш государь - враг лжи, - говорит офицер, - от зоркости его / Не могут спрятаться обман и плутовство. / Он неусыпную являет прозорливость / И, видя суть вещей, казнит несправедливость».

Но эти замечательные мольеровские строки в исполнении актера Михаила Андрианова звучат как-то не очень весомо. Здесь не хватает какой-то остроты режиссерского посыла: а наши-то государи, как то: мэры, губернаторы, депутаты, президенты и прочие, облаченные властью, вы-то куда смотрите? Вокруг вас тысячи тартюфов, и каждый беспардонно творит беззаконие и произвол. В кутузку тартюфов, в кутузку!

Может быть, не случайно декорации сценографа Е. Авиновой, выполненные в классическом стиле, содержат в себе некие разнофункциональные балахоны: иной раз кажется, что вроде бы и человек должен быть там, внутри, а внутри, увы, пусто. Пусто в этом мире, где к тебе придут, тем или другим способом оберут, ограбят, облапошат, но в верховной власти ты не найдешь никого, кто бы мог за тебя заступиться. Некому, нет таких. Другие сейчас времена, не мольеровские.

Поэтому, очевидно, режиссеру и понадобился второй финал, где арестованный и уведенный офицером Тартюф вдруг снова появляется на сцене и на заднем плане под звуки современной музыки бойко и торжествующе выписывает кренделя словно ни в чем не бывало.

Это свидетельствует о том, что и поныне жив курилка. Сегодняшние тартюфы живут, побеждают и торжествуют. Хотя творят дела почище мольеровского персонажа.

Татьяна Бушмелева

Товар-Деньги-Товар - 00 0000




Читайте также

«Толстая тетрадь». Работа над ошибками // «Кировская правда». - 10 июля 2009. № 83. Юлия Ионушайте.

Война и дети // «Вести». - 10 июля 2009. № 80. Алексей Ульянов.

И мальчики кровавые в глазах... // «Вятский наблюдатель». - 10 июля 2009. № 28. Мэри Лазарева.

Как закалялась жесть // «Вятская особая газета». - 02 июля 2009. № 25. Григорий Голицын.

Герни и Герши // «Кировская правда». - 19 марта 2009. № 33. Юлия Ионушайте.


В

In