Эквус
ТЕАТР НА СПАССКОЙ - Кировский государственный театр юного зрителя
 
 
Меню
 
Сезоны

 

Прокати нас, Павлуша, на парусе

Театр на Спасской завершает 75-й юбилейный сезон премьерой феерии Александра Грина «Алые паруса» в постановке Бориса Павловича.

Премьерой феерии Александра Грина «Алые паруса»

Стереотипы о затасканной «сопливенькой» истории Грина рушились на глазах. Её рассказывали и играли во­семь ярких героев: квартет Ассолей и квартет капитанов Грэев. Ассоль была упрямой (как показала Анастасия Егорова), сильной (Екатерина Романова), романтичной (Яна Савицкая) и, конечно же, детски наивной (Дарья Сосновская) – иначе бы она реально не дождалась своих алых парусов с принцем…

В сцене травли героини мне вспомнился фильм Ролана Быкова «Чучело» по повести Владимира Железникова. С выпотрошенным портфелем, с нарисованным помадой на щеке алым парусом, зарёванная Ассоль в исполнении Сосновской плакала, ела яблоко – и с набитым ртом, но так искренне и страстно, произносила предсказание Эгля. Зритель проводил Ассоль Дарьи аплодисментами, вспоминая свой школьный класс и того козла (или ко­зу) отпущения, в душе которых, может быть, таилась такая же великая мечта.

Кстати, предсказание произносилось четыре раза – первый раз его изрёк Эгль, второй раз его вырёвывает забитая школьница. Третий раз – выкрикивает Екатерина Романова в сцене, где актёры делятся своими детскими разочарованиями. Время идёт, а корабль не плывёт…

Со смятения начинается второй акт, и на выкрики Романовой все остальные уходят прочь, разочарованные в своих самых сокровенных детских ожиданиях. Это болевая точка спектакля: мне хотелось зевнуть и уйти в буфет. Но не тут-то было. Начинается, наконец-то, движение главных героев феерии друг к другу. В сцене первого, заочного знакомства Грэя со спящей суженой, все четыре Ассоли во сне выбрасывают вверх руку с протянутым пальчиком для обручального кольца. Подчёркнуто резко и требовательно подняла руку Ассоль Романовой – в соответствии с её ипостасью. Этот комический приём накалил атмосферу нетерпеливого ожидания чуда…

И четвёртый раз предсказание появляется в финале – текстом на заднем плане. Акцентирование важных слов – типа «Ассоль», «корабль», «приплывёт», «алый парус» – призвано подействовать на зрителя, как гипноз или НЛП. Верьте, люди, всё будет хорошо, хэппи-энд победит! Ваши мечты сбудутся! Только читайте книжки, плиз! Все – в библиотеки имени Герцена, Грина, Пушкина, Салтыкова и – как бишь? – Лиханова!

В пространстве сцены витали библиотечные стеллажи с висящими на них страницами книг (сценография Елены Авиновой). Сушились после потопа? На книгах же, а не на камне, сидел Волшебник Эгль.

Именно по книгам Грэй подбирал цвет парусов. Эта сцена стала символом поиска своей книги, своего цвета, своей судьбы. Очарованное перелистывание алых страниц, наверное, возродит в зрителе желание открыть шкаф и окунуться в любимую книгу, а ещё лучше – перечитать заново феерию Грина через призму Бориса Павловича…

Сам Грэй прорисован меньше – он же «принц на алом парусе», идеал, объект мечтаний. Сначала мы видим его мальчи­шкой, со страстью изучающим домашнюю библиотеку. Этот отрывок достался Александру Трясцину. Процесс взросления показан сценой шторма на корабле. В лицо Грэю били морские брызги – воду из стаканчика с силой выплёскивали в лицо Трясцину, а он с воодушевлением тянул канат и рассказывал, как Грэй становился «морским волком». И сразу же все четверо актёров – Иван Кандинов, Алексей Красный, Алексей Кусакин и Трясцин – предстают уверенными в се­бе, мужественными Грэями. Как страстно кричали они в рупор о том, что теперь знают, к чему стремиться; что теперь сделают, как условлено; что приплывут – к жене! У каждого – своя интонация. Именно таких Грэев хочется ждать!

Особым талантом перевоплощения удивил Кусакин: его Эгль в 3D-очках со странной курительной трубкой и растянутой «укуренной» манерой говорения легко переформатировался в сурового моряка, солдафона, не щадящего матросов…

Татьяна Махнёва и Геннадий Иванов, заслуженные артисты РФ, сыграли в спектакле особую роль «разрядки»: они бегали по залу, выясняли отношения,  подсказывали Грэям, кто такая Ассоль. И в конце концов промелькнул намёк, что, может быть, эти персонажи – Ассоль и капитан Грэй в старости, превратившиеся на Вятке в заурядных обывателей. Когда рассерженная героиня  Махнёвой уходила из зала, боясь сорвать спектакль, она крикнула стоявшей на сцене Савицкой: «Играй, девочка! Играй хорошо!». Кому она кричала, актрисе или Ассоль, чтобы та, несмотря ни на что, доиграла в свою недетскую игру ожиданий и превращений? Играла и выигрывала...

Александра Лейферова

Вятская особая газета - 02 июня 2011




Читайте также

Не видно ли бури? // «Вятский наблюдатель». - 08 июля 2011. № 27. Мэри Лазарева.

120 градусов спектакля / VII Всероссийский театральный фестиваль // «Страстной бульвар». - 08 июля 2011. № 8 (138). Павел Руднев.

Театр на Спасской ушел на каникулы // «Репортреръ». - 29 июня 2011. Марина Куклина.

Вятка, встань-ка // «СОЛЬ». - 14 июня 2011. Борис Павлович.

Пульс поэта // «Петербургский театральный журнал». - 08 июня 2011. № 2 (64). Ася Волошина.