Эквус
ТЕАТР НА СПАССКОЙ - Кировский государственный театр юного зрителя
 
E-mail
 
Пароль
 

 
 
Меню
 
Сезоны

 

Война с мышами началась из-за Королевского... сыра

«Щелкунчик» Гофмана по-русски. Весь декабрь театр на Спасской будет создавать добрый рождественский настрой на примирение и согласие.

«Щелкунчик» Гофмана по-русскиБез пересаживания на родную почву и в текущее время браться за классику сейчас даже и неприлично. По этому проверенному пути пошел выпускник РАТИ, режиссер московского театра «Будильник» Юрий Алесин, переписав совместно с Н.Ворожбит сказку Гофмана в авторской инсценировке. Но чтобы она не потеряла своих сказочных корней, действие разбито на два плана: в типовой панельной хрущобе и в абстрактном «далеком прошлом», откуда быть пошла история деревянного Щелкунчика и война людей с мышами. В предновогоднем спектакле задействован огромный арсенал театральных спецсредств (кинопроекция, световые эффекты, дымопускание, ростовые куклы, театр теней), а также поворотный круг и полномасштабная машинерия. А также многочисленные новорусские реалии вроде кулинарного шоу, рекламы, снующих журналюг, политических партий с их подарочной агитацией, пр. и пр. — не многовато ли для одной детской сказки? Подчас действие скачет с неестественной скоростью, в судорожном мелькании массовки не всегда понятного назначения. Еще бы, ведь все вышеперечисленное надо как-то успеть показать! Вероятно, это необходимо для удержания внимания юного зрителя, который в спокойной обстановке быстро может соскучиться.

Сквозь суету сует постепенно пробивается добро, которое в данном случае будет не с кулаками. Его гарантом, в компании с чудаковатым Родионом-сказочником (Александр Трясцин), выступает Марфа-Мари (наилучшей исполнительницей хороших сказочных девочек в театре на Спасской является Дарья Сосновская), которая не жаждет крови в победе над крысиным королем и прощает его. Вот такую гуманную коррективу вносит в текст режиссер и автор инсценировки.

Однако тут более интересны развивающиеся персонажи. Они не сразу становятся на сторону добра, а медленно перековываются. Это братец Марфы нервный Федор (по-гофмановскому Фридрих), который в исполнении Ивана Кандинова чуть что хватается за игрушечный пистолетик и безумно смешно наводит его на оппонентов, хотя сам не больно-то храбр. Далее, это моложавая бабушка Марфы и Федора Марина Наумова, поначалу слишком строгая, прагматичная и недоверчивая, которую в итоге оздоровит интерес к лохматому Сказочнику и она даже заведет себе блондинистый парик аля Мэрилин. Да и подвальный обитатель (гастарбайтер-дворник?), мышиный король Константин Бояринцев, тоже оказался нам не враг.

Наш дом Россия в крупную клетку
«Щелкунчик» Гофмана по-русски
Но главная режиссерская находка, которая сильно очеловечивает историю немецкой деревянной игрушки и сообщает ей жизненной достоверности, — это две колоритные бабули, вечные стражи двора и подъезда. Конечно же, их играют примы: Татьяна Махнева и Марина Карпичева. Они сиднем сидят, судачат о своем и как бы не вмешиваются в сюжетную линию Щелкунчика, являясь частью сценографии Елены Авиновой. Как всегда выдающейся: на тему убогой российской многоэтажки художница создает монументальный арт-объект, исполненный с присущей ей условностью и при этом обладающий всеми чертами реальности. Бетонная стена дома с натурально воссозданной фактурой украшена тинэйджеровскими значками (круг, квадрат и треугольник из загадочной субкультуры) и вентиляционными решетками; в углу уверенным монстром встал желтый контейнер, а рядом обязательный для нашего мусорного ландшафта картонный ящик.
В столь вкусных и брутальных декорациях городской среды две сплетницы неизбежно претерпевают нравственную эволюцию и становятся настолько милыми, что с ними решает подружиться моложавая бабушка Марина. По умолчанию именно «старушенции» будут катализатором в деле смягчения нравов. Да и как не победить добру в этих светящихся бедняцких окнах, в горизонтальном мире» уютной детской, впрочем, стильно расчерченной под Мондриана.

И настоящим рождественским подарком (для автора этого текста, впавшего в детство) было явление толстого Мишки — то есть Михаила Андрианова, сыгравшего остроумно сдвоенную роль короля и любимой игрушки Марфы в виде ростовой куклы: последний был восхитителен. Зато у детишек наибольший восторг вызвала совсем невинная реплика доброй Марфы насчет ночного горшка (в связи с этим мишкой, другом детства). Так что высокое низкому в данной аудитории никак не конкурент.

Мэри Лазарева

Вятский наблюдатель - 06 декабря 2013




Читайте также

В ожидании нового // «Новый вариант». - 19 июня 2014. № 24 (693). Татьяна Бушмелева.

Каким будет новый сезон? // «Новый вариант». - 22 мая 2014. Татьяна Бушмелева.

«Я не знаю, я не взрослый, мне так легче…» // «Вятский край». - 17 мая 2014. № 65. Николай Пересторонин.

«Отрочество» Толстого перевели на язык театра // «Newsler.ru». - 15 мая 2014. Марина Куклина.

Я не хочу в Москву! // «Вятский наблюдатель». - 02 мая 2014. № 18 (827). Мэри Лазарева.