Эквус
ТЕАТР НА СПАССКОЙ - Кировский государственный театр юного зрителя
 
 
Меню
 
Сезоны

 

У наивных всё будет хорошо

Опыт успешной саморефлексии молодого человека.
Борис Павлович ставит спектакль по роману культового норвежского автора Эрленда Лу, написавшего «Наивно.Супер» в 1996 году.

Почему-то худрук театра на Спасской все свои премьеры приурочивает к всенародным праздникам. И кажется, это неспроста. Восьмое марта, например, говорит у него «Человеческим голосом» Татьяны Махневой. А к 9 мая герой Э. Лу одерживает символическую победу над собственной неуютной экзистенцией.

Сначала у парня были одни сплошные вопросы, неуверенность, одинокость и отсутствие связей, а стало в итоге хорошо и устроенно: потому что поверил в любовь. Но главное не что происходит, а как. Процесс явно интересней результата.

Герой маленько (его фирменное словечко, за которое Павловичу особое спасибо) похож на Форреста Гампа, но он не слабоумен, а именно что наивен. Обо всем говорит вслух и не способен наврать или прикинуться. Он рассуждает о разных важных для него вещах - микро и макро: о собственной жизни и как устроена вселенная, как протекает время и есть ли оно вообще. И почему у него нет девушки. И вот бы хорошо, чтоб с тобой мир стал маленько лучше.

Когда он хочет понять и не может, бьет по доске-колотушке, стучит мячиком, составляет списки вещей и желаний (образец прилагается к программке недвусмысленным намеком зрителю: сделай то же самое, это крайне полезно!). Простые движенья, короткие фразы, слушать которые в исполнении Александра Штепанова нескучно и сами по себе.

Не в декорациях сила, а в правде

Но Борису Павловичу этого мало, он мастерит для Вятки хит всех времен, построенный на синтезах и отвергающий всякую традиционность: собственно театр, плюс мощное звучание ударной установки, на которой барабанит Штепанов, плюс проекция на экран наивной же графики Авиновой и детских рисунков, видео про Нью-Йорк. Отсутствие декораций как таковых (которые обычно имитируют среду обитания героя), а, наоборот, реальные предметы - кровать, компьютер, холодильник весь в списках. И все это не на сцене, а прямо в партере (точнее, вместо него): человек оказывается практически рядом, без дистанции.

Использовано все пространство зала, входы и выходы, а также стены - чего им зря пропадать? У одной сидит реальная Оля Милова и ангельским голоском читает сводки погоды, у другой - место встречи. Там напитки и стрелки с плохим другом (Георгий Монастирли), а впоследствии с любимой девушкой (Яна Савицкая). Вот где сгодился шикарный занавес из пивных банок от позапрошлогодней инсталляции Е.Авиновой на тему «красного»!

Воздействие спектакля на организм человека тотально: многое происходит одновременно. По закону восприятия, все смотрят на говорящего, однако в это же время на экран ускоренно транслируется море всего занимательного, изящного, смешного, трогательного, и запросто пропустишь что-то важное (тут же может звучать телевизионная барышня). Это вообще-то не есть удобно для зрителя. Однако факт: оно рассчитано на стандарт восприятия информации подрастающим поколением - всего много и сразу. Активная музыка обязательна.

Когда герой много говорит о жизни, говорит один, и все грустно и одновременно смешно, и интересно, то первое, что приходит на ум из аналогий - это Гришковец. Который по сути монополизировал эту театральную форму. Выходит что нет.

Штепанов - супер

Отдельное слово об исполнителе главной роли. В связи с чем вспоминаю недавний разговор с новым директором Драмы Владимиром Соболевым: он считает, что у нас в городе нет театральных звезд. Говорю: а Штепанов? - Ну да, Штепанов, конечно, но ведь на него специально в театр не ходят. А теперь вот будут, потому что заслужил. Настоящий профессионал. За шесть лет в театре кого он только не сыграл, за исключением явных плохишей-злодеев - и первобытного мальчика, и трагического влюбленного, и рокового красавца, и деревенского изгоя-простофилю, и легкомысленного, но не без души плейбоя (в «Стеклянном зверинце»). Теперь вот этот рефлексирующий юноша с вопросами.

Кстати, второй герой-любовник труппы Александр Трясцин в «Наивно. Супер» тоже хорошо сыграл. Он был тут метафизическая фигура, Старший Брат (за счет того, что выше ростом, хотя фактически и моложе Штепанова). Этот довольный собою красавчик возникал на его голову из ниоткуда - из Африки, не то Америки, не знал сомнений и поучал, и патронировал. Но в финале у братьев все равно случится любовь. Сначала к Нью-Йорку. Потом чисто мужской разговор, где выясняется, что старший тоже живой и чувствует, а младший уже кое-что ему может и разъяснить насчет жизни и девушек, вот так-то. Трясцин при этом смотрелся особенно трогательно.

«Наивно» не только в Вятке

Облыжно обвиненный некоторое время назад в бездействии (автором этих строк), Борис Павлович на самом деле напряженно работал над данным проектом. Прежде всего он сделал инсценировку: в романе был практически один сплошной текст без диалогов, плюс огромное количество списков. В результате проделанной работы у героя сохранен язык оригинала, и его напряженные монологи не есть импровизация.

Кроме того, режиссер взял на себя музыкальное оформление и видеопроекцию, а также привлек к работе над спектаклем массу разного полезного народа. Зато изготовлять декорации не понадобилось, поскольку исходили из принципа подлинности вещей: все свое, в том числе настоящая, привезенная из Швеции, колотушка BRIO и видеосъемка Нью-Йорка, ее сделали местные студентки специально для нужд спектакля. Фактически театру пришлось серьезно раскошелиться только на приобретение ударной установки и проектора.

«Наивно. Супер» в театре на Спасской - это уже второй подход Бориса Павловича к тексту романа. В 2006 году, как раз перед тем, как приехать сюда на работу, он ставил его в Петербурге на сцене небольшого театра «АХЕ» - в форме театрального хеппенинга. Поэтому нельзя сказать, что кировский вариант - римейк. По словам Бориса Дмитриевича, у этих двух проектов нет ничего общего кроме первоисточника; в Петербурге показан (и сейчас идет) клубный спектакль для малой сцены, а не полномасштабный, как это сделано здесь. В питерском монопроекте занят только один актер, который «заваривает игру» и втягивает в нее зрителей.

Над этим делом поработала группа «Недотеатр», представившая некий новый жанр - театральную симуляцию. В результате групповой психотерапии публика вместе с героем переживает катарсис, «через игру и веселье». На фоне такого авангарда спектакль в Кирове, надо думать, выглядит более куда умеренно, ведь он рассчитан на большую сцену.

Несмотря на большую популярность писателя Э.Лу как за границей, так и у нас в среде читающей молодежи, поставить его в России взялся один Борис Павлович, да еще год назад это сделали в театре «Глобус» города Новосибирска.

Мэри Лазарева

Вятский наблюдатель - 16 мая 2008




Читайте также

Норвежский Гришковец на кировской сцене! // «Вести». - 16 мая 2008. № 58. Алексей Ульянов.

Приключения наивного Эрленда // «Новый вариант». - 15 мая 2008. № 20. Ольга Кирова.

Не наивно и супер! // «Аргументы и факты». - 14 мая 2008. № 20. Марина Ощепкова.

«Театр на Спасской» + СТС «9 канал» = «НАИВНО. СУПЕР» // «Комсомольская правда». - 14 мая 2008. Лада Баева.

Адски красиво! // «Вятский наблюдатель». - 11 апреля 2008. № 15. Мэри Лазарева.


   

В

In

In