Эквус
ТЕАТР НА СПАССКОЙ - Кировский государственный театр юного зрителя
 
 
Меню
 
Сезоны

 

«Поэты - особая раса»

Газета XI Всероссийского фестиваля «Реальный театр» (г. Екатеринбург).

Спектакль Кировского театра юного зрителя «Театра на Спасской» «Видимая сторона жизни» уже однозначно стал одним из наиболее ярких событий фестиваля. Об истории создания спектакля, о первых его шагах рассказывает режиссер Борис Павлович.

Елена Шварц – это один из моих любимых поэтов современности. Я первый раз столкнулся с ее стихами лет десять назад. Они были синхронны мне, и  с тех пор я думал, как бы их можно озвучить. Только один режиссер рискнул с ней работать – Юрий Томашевский, он делал повесть «О лисе». Такой чтецкий театр, а мне всегда было интересно, можно ли этого сделать театр игровой. Несколько лет эта идея со мной просто путешествовала. Когда я поехал работать в Киров из Петербурга, то взял с собой собрание сочинений Елены Шварц. Через некоторое время актрисе Яне Савицкой, которая вместе со мной приехала из Петербурга, из театральной академии, я предложил этот материал. Она его прочитала и сказала, что не представляет, что с ним делать, но ее зацепило. Мы стали время от времени, раз в несколько месяцев встречаться. На стихи Яна делала этюды, а я что-то по этому поводу рассуждал, предлагал, высказывался. Делали этюды, и постепенно накопился необходимый материал, и мы с Яной лелеяли мысль о том, что потом этот материал показать Елене Шварц.  Тем более, что мне хотелось с ней познакомиться, а не придёшь же так: «Здравствуйте, я Борис. Я люблю ваши стихи». Тем более, как вы поняли из спектакля, характер у неё был очень суровый, жесткий, поэтому надо было приходить с чем-то конкретным. Однако только мы собрались, я случайно залез в интернет и увидел, что она умерла от рака. Было это прошлой весной. Неожиданно для всех, в 60 лет.

Стало понятно, что, во-первых, мы опоздали; во-вторых, у нас сразу сложился сюжет с Яной. Хотел сделать спектакль о своём чувстве вины, что не познакомился с ней и к ней не подошел, что не сказал, какие у неё прекрасные стихи, как это важно. Её знают в узких кругах, но в широких ее никто не читает. Это же вообще беда нашего времени: поэты живут, они ходят среди нас, а мы их не замечаем, а это особая раса людей. Они есть сейчас, и мы своим величайшим преступлением – небрежением к книгам – убиваем поэтов. Худшее, что человек может сделать по отношению к культуре, – не читать. Мне захотелось о своем чувстве вины сделать спектакль, поскольку материал у нас уже был набран, мы за несколько недель собрали эту композицию, то есть получилась параллельная история встречи со смертью из обрывков ее прозы, в том числе ранней, юношеской, оттуда мы взяли эти образы. Весь текст, который звучит в спектакле, - её текст, а мы скомпилировали из них историю, как к ней пришёл посланник. И вот эта встреча с «черным человеком», и это постоянно звучащая рефреном «читая никому не нужные стихи» – такое мы сделали посвящение. Удивительным образом сложилось, что когда мы приехали в Санкт-Петербург на Володинский фестиваль, туда пришли люди, которые Елену Шварц не просто знали, но были с ней близки: муж, издатель её последних книг, подруга. Они сказали, совершенно неожиданно для нас, что Яна очень похожа на поэтессу. Конечно, речь идёт не о внешности. Мы никогда не видели Елену Андреевну, не видели, как она говорит, так и не приехали, так и не узнали друг друга, только книги читали и видели фотографии. И тут они говорят, что сыграно один в один. Из психофизики стихов, из ритмики речи, из этих образов у актрисы вырисовался такой характер и оказался попаданием буквально в физиологию поэта, в то, как он говорит, в тембр голоса, в пластику.

Спектакль в понедельник, в 12 часов, да ещё и в таком небольшом помещении, как буфет ТЮЗа, не собрал людей «со стороны». Но даже несмотря на неотстраненность от фестивальных дел, у каждого зрителя сложилось собственное мнение.

Критики:

Владимир Спешков

«Самое существенное впечатление от сегодняшнего дня - такие спектакли и делают фестиваль по большому счету. Он необычайно плотный по эмоциям, даже временами задыхаешься от этой плотности. Создается не ЖЗЛ Елены Шварц, а архетип поэта. Энергия черпается в том числе и из саморазрушения. Выстраиваются сложные связи. Через саморазрушение начинаешь видеть людей, поцелованных Богом, и ценить невидимую часть жизни через видимую».

Галина Брандт

«Я благодарна судьбе за то, что пришла и увидела этот спектакль. Такое ощущение, будто прикасаешься к чему-то такому, что увидеть невозможно: как внутри человека, поэта рождается нечто, чем он платит за способность писать стихи. Это такое новое знание, что возникает вопрос, для чего я это знание получила. После спектакля отношение к жизни становится как-то крупнее, он тебя поднимает над бытом, обычной жизнью».

Марина Дмитриевская

«Яна Савицкая - трагичная, белая клоунесса. В ней нет внутренней высокомерной гордости, позы - как часто бывает - высокий лоб и рука у виска и, что очень важно, она не сбивается на патетику».

Татьяна Тихоновец

«С удивлением открыла для себя такой способ подачи поэтического текста, потому что, честно говоря, спектакли о поэзии не люблю. Как только начинаются поэтические тексты, я просто сатанею. Меня поразило то, как вы отказались от иллюстрирования. В постановке не было никакой иллюстративности. Меня поразила актриса, которая сразу показалась мне очень интересной, не по-актерски мудрой; так редко встречающееся ощущение интеллектуальной актрисы. Прежде всего меня заворожила пластика её существования: нервические навязчивые движения, бесконечные метания, пластика, которая передает пограничность сознания».

Юлия Санина

Реальная газета - 13 сентября 2011




Читайте также

И дустом пробовали // «Вятский край». - 14 июля 2012. № 102. Михаил Смирнов.

Не рой себе Котлован // «Вятский наблюдатель». - 13 июля 2012. Мэри Лазарева.

Дети лейтенанта Рюрика // «Вятская особая газета». - 12 июля 2012. № 30 (293). Михаил Коковихин.

Будет ли конец света? // - 09 июля 2012. Татьяна Бушмелева.

Органчик и нанотехнологии // «Вятский край». - 29 июня 2012. № 119 (5207). Михаил Смирнов.