Эквус
ТЕАТР НА СПАССКОЙ - Кировский государственный театр юного зрителя
 
 
Меню
 
Сезоны

 

Дети лейтенанта Рюрика

Театр на Спасской закрыл сезон премьерой спектакля «История одного города» (пьеса М. Ботевой по мотивам романа М. Салтыкова-Щедрина, постановка Б. Павловича).

Спектакля «История одного города»

Когда начинаем обустраивать Россию, получается, как всегда, котлован. Яма, в которую обрушиваются все мечты, госпланы, реформы. В таком – платоновском! – котловане и проходит действие нового спектакля Бориса Павловича. Роют землю и враждуют в поисках бригадира современные рабочие, но над котлованом сценограф Елена Авинова иронично повесила гигантскую старинную карту Руси – как знак того, что ничего здесь с давних времён не меняется: по Нестору Летописцу, земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет, да и пойдите княжить и володеть нами по праву с роды своими…

И они приходят из-под земли – самозваные дети князя Рюрика и лейтенанта Шмидта, череда воскресших градоначальников города Глупова: Дементий Брудастый, сиречь Органчик (Александр Королевский), и Василиск Бородавкин (Геннадий Иванов), Амалия Штокфиш (Елена Васильева) и Ираида Палеологова, она же Клементинка де Бурбон (Ирина Тимшина), Феофилакт Беневоленский (Владимир Жданов) и Пётр Фердыщенко (Анатолий Свинцов). Актёры школы Александра Клокова (лидера Театра на Спасской в 1980-2004 годах) играют по-крупному, один другого круче – за каждым ощущается биография и персонажа, и собственная, прожитая вместе со страной во времена застоя, перестройки, шоковой терапии и чекистско-бюрократического реванша.

Зритель смеётся, когда Амалия и Клементинка соревнуются в подкупе электората – тех самых рабочих – пивом, водкой и звонкой монетой (видимо, по 500 рэ, как недавно в Кирове): признаёте меня градоначальницей? Признаём! Демократ-говорун Беневоленский издаёт по закону в день, а народ требует хлеба, с голодухи поедая газеты и читая оттуда несъедобные слоганы. Доступное жильё – каждому гражданину! Реформа образования! Бесплатная медицина! Смех, аплодисменты.

Изобретательно сделан аттракцион с починённым органчиком: он вдруг начинает изрыгать фрагменты речей Ленина, Брежнева (уважаемый товарищ Хонеккер!), Ельцина (фразу-микс: дорогие россияне, я устал, я ухожу), Путина (все эти восемь лет я пахал, как раб на галерах, с утра до ночи, с утра до ночи, с утра до ночи, с утра до ночи). Зависшего пахаря рабочие испужались, а зал зааплодировал. Где там сын Рюрика с «Уралвагонзавода», угрожавший приехать на танке разобраться с бандерлогами?

К сожалению, бригада на премьере порой суетилась, стучала железяками по железу. Из всех рабочих запомнились разве что персонаж Данила Русинова – полублатным говорком и песней «Мама, забери меня обратно!», да герой Алексея Красного – тем, что его перманентно окунали в бочку.

Масса безлика, да, народишко так себе (Достоевский: «Народ наш груб и невежествен, предан мраку и разврату, варвар, ждущий света»), но в симфонии хотелось бы расслышать каждый музинструмент. В этой драчке: кто ты такой? а ты кто такой? я бригадир! нет, я бригадир! – вдруг нарисовался труп рабочего, которого из-за безликости не жалко…

В спектакле звучит Вагнер, из увертюр к операм «Лоэнгрин» и «Летучий голландец». Знак приближения фашизма. И, наконец, приходит Фердыщенко, под сладкий фокстрот 30-х годов «В парке Чаир распускаются розы» включает настольную лампу в лицо: будем признаваться? Паяльник наготове. Атмосфера Большого дома на Литейном (здание ленинградского НКВД-КГБ и питерской ФСБ). Любитель фокстротов и роз уводит в постель балеринку Алёнку (Мария Кучикина), девушку героя Русинова. А в это время где-то там за сценой, в палаццо под Геленджиком, нервно курит в шпагате Алина. Шутка, оценочное суждение :)))

Всё утопить! А вы дустом пробовали? Химзащита в противогазах опрыскивает Россию. Белоленточники или опять варяги? Полный финиш! Занавес?

Нет, кое-что бонусом. Грандиозо апофеозо – пришествие Петра Первого под фрагмент Фауст-кантаты Шнитке. Типа бал Сатаны, оно же танго Смерти (хореограф Ирина Брежнева). Поп с крестом (Распутин?), усатый с трубкой (Сталин?), некто с ботинком и в светлой шляпе (Хрущёв?), абрек с калашом (Басаев?), плюс градоначальники-зомби. Ужас-ужас-ужас! Оживший музей восковых фигур (хороши костюмы художницы Катерины Андреевой). Ужастик российской истории, грозящий повторяться циклично. Очередное пророчество нашего Нострадамуса!

И ещё довесок. Сверху опускается макет здания, отдалённо похожего на Большой Кремлёвский дворец. В ночи светится окно. Тиран не дремлет? Большой Брат наблюдает за тобой! Потом окно гаснет. Слава врачам Чейну и Стоксу! Вот она, хоть слабая, но надежда! И на сцену выходят Никита Юрьич и Сан Саныч (губернатор и зам) с цветами. Дамокловым мечом – переписка с Навальным и кондопога в Демьянове. Аплодируют все!

В целом – яркое зрелище. Драматург Мария Ботева остроумно модернизировала Салтыкова-Щедрина, а режиссёр Борис Павлович креативно смонтировал аттракционы, скомбинировал знаки. Конгениально! Хорошо бы ещё укоротить зазор при внезапном срыве из реала в фэнтэзи. Крепитесь, Щедрин нам поможет!

Михаил Коковихин

Вятская особая газета - 12 июля 2012




Читайте также

И дустом пробовали // «Вятский край». - 14 июля 2012. № 102. Михаил Смирнов.

Не рой себе Котлован // «Вятский наблюдатель». - 13 июля 2012. Мэри Лазарева.

Будет ли конец света? // - 09 июля 2012. Татьяна Бушмелева.

Органчик и нанотехнологии // «Вятский край». - 29 июня 2012. № 119 (5207). Михаил Смирнов.

Елена // «Вятский край». - 08 июня 2012. № 81. Беседу вела Татьяна Журавлёва.


   

В

In

In