Эквус
ТЕАТР НА СПАССКОЙ - Кировский государственный театр юного зрителя
 
 
Меню
 
Сезоны

 

Не рой себе Котлован

Казалось, весь кировский бомонд, а не одни только интеллектуалы гуманитарии, поддался активной пиар-кампании по продвижению спектакля, и ближе к 6 июля на премьеру «Истории одного города» было реально не достать билета. Пришел губернатор, другие члены правительства. Замечено много невятской публики — видимо, дружественные режиссеру столичные театральные деятели и критики. Что неудивительно, ведь новый спектакль Павловича явно рассчитан «на экспрот» и фестивальную перспективу.
Уж что-что, а искусством привлекать всеобщее внимание к своим амбициозным проектам худрук театра на Спасской владеет в совершенстве. Благодаря его харизме за последние годы театр стал подлинным и неформальным центром культурной жизни города, собирая рекордное количество интересующихся. (хотя в краткой итоговой речи в честь завершения сезона директор Владимир Грибанов и подчеркнул: главным событием года был все же 75-летний юбилей театра — во всей полноте его славной истории).

Антиутопия по мотивам Салтыкова-Щедрина

Накануне премьеры спектакля об истории города Борис Павлович старался быть правильно понятным (политкорректным) и всячески транслировал мысль о том, что и Салтыков, де, был не злостный сатирик, а человек сочувствующий, а уж они с Марией Ботевой, автором пьесы по мотивам его романа, и подавно ничего дурного о нашем городе и его обитателях не имели сообщить. Тем более что речь пойдет не о Вятке, даже и не о Глупове, а много шире — о сложных взаимоотношениях народа и власти всея Руси. Это правда, спектакль не смотрится гротеском, которого многие ждали, и не содержит особо дерзких нападок на начальство, что с него, убогого, взять. Ну вот разве рабочие, которые роют Котлован — привет от Платонова — и случайно раскапывают некий город зеро с его чуднЫми обитателями (они-то, выползая из своих земельных нор, и есть щедринские градоначальники в обличии известных российских самодержцев), носят спецодежду с оранжевыми деталями. А из органчика, который был вмонтирован в голову А.Королевского (Дементий Брудастый), в числе прочих цитаций вождей издевательски звучит до боли знакомый голос национального лидера: «я восемь лет трудился на благо страны, как раб на галерах» — потонувший в аплодисментах вольнолюбивой публики. Сразу-то и не понять, зачем эти призраки повылезали и какие у них общие дела с современным народом. Брудастый, как полагается, грозится не потерпеть-разорить; Василиск Бородавкин, похожий на Павла I (Г.Иванов), вооружает рабочих и строит из них войско; разухабистые градоначальницы Амалия (Е.Васильева) с ее соперницей Ираидкой (И.Тимшина) смачно спаивают работяг в расчете на их электоральные симпатии — и на этом первое действие заканчивается. Зрительский народ слегка раздосадован, чтобы не сказать обозлен, мало кто что понимает. Но это так часто бывает у Павловича: основной экшн и смысл появляются ближе к концу. Зато второе действие начнется убедительно — выстроено колоритное эпическое полотно народного пробуждения после пьянки, равнодушных нету. Очень жизненно. Брутальные работяги, как им и подобает, здесь не говорят занудные театральные монологи, а только обмениваются емкими репликами, междометиями, одетый нерусским Абаевичем замечательный Трясцин в тюбетейке раскочегаривает печурку, он у них кашевар. Зачем- то появляется новый фигурант андеграунда — либеральный законник и соблазнитель Иринархович (В.Жданов), вроде императора АлександраI; клоунада с его участием заканчивается массовым поеданием бумажных законопроектов вместо хлеба насущного. Однако народ уже расслабился и начинает драться в борьбе за лидерство, есть жертвы. Но за нами нет вины Тут-то и настает время сильной руки, и на сцену выходит роковой Фердыщенко (помесь Сталина с советским уполномоченным) — Анатолий Свинцов. Вот он главный делатель российской истории. Цыкнуть, слегка дать поддых, посветить лампой в лицо, увести с собой доминантную самку — и народ готов, не сопротивляется своему могильщику. Спектакль завершают насыщенные символикой сцены апокалипсиса: обезлюдевший, выморенный котлован-страну напоследок опрыскивают двое вивисекторов в противогазах. От города остается лишь одно окно, которое призрачно светит во тьме с небес воспоминаием о некой мирной жизни российских граждан. Ангел в белой пачке танцует короткий реквием.

И, наконец, вне связи с основным сюжетом, режиссер устраивает заключительный и эффектный, но бессистемный парад оживших участников отечественной истории в стилистике К.Шахназарова. Из пылающих окон преисподней начинают появляться: мученик в великоватой шинели Николай Второй, бородатенький Распутин (или, может, Иван Грозный), Шамиль целится из ружья, Сталин, Никита грозит ботинком, и т.д. Над всеми ними возвышается указующей дланью зловещий Петр (судя по росту, это опять переодетый Трясцин). Все они постепенно сходят во ад, а последним, вот богохульство, по сцене суетливо носится горбатенький юродивый со крестом. Звучит главная музыкальная тема спектакля: советский лирический хит «Туман», мужская песня о тех, кто не вернется, где есть такие ключевые слова: «но за нами нет вины». Слишком мрачная история «Спектакль оставил сложное впечатление, — так выразил свое мнение Александр Галицких, бывший на премьере. — Очень уж мрачно. Как бы помягче выразиться: ..али всю историю государства Российского. Всем известно, что «История одного города» — это переложение Карамзина. Но так все смешать в одно, и хорошее, и плохое… Этот жуткий Петр Первый… На мой взгляд, крайне неудачно, когда из органчика гротеском слышатся речи вождей, и тут же голосом Левитана говорится о войне. На святое-то уж не стоило бы замахиваться! Что до меня, я отдал свой букет Елене Васильевой, которую люблю как актрису; Шашин — драматургу Марии Ботевой, а Никита Юрьевич — художнику Елене Авиновой».
Поэт Елена Наумова: «Спектакль Павловича — стопроцентный формат, который нужен здесь и сейчас. Больше всего мне понравилась работа сценографа Елены Авиновой».

Мэри Лазарева

Вятский наблюдатель - 13 июля 2012




Читайте также

И дустом пробовали // «Вятский край». - 14 июля 2012. № 102. Михаил Смирнов.

Дети лейтенанта Рюрика // «Вятская особая газета». - 12 июля 2012. № 30 (293). Михаил Коковихин.

Будет ли конец света? // - 09 июля 2012. Татьяна Бушмелева.

Органчик и нанотехнологии // «Вятский край». - 29 июня 2012. № 119 (5207). Михаил Смирнов.

Елена // «Вятский край». - 08 июня 2012. № 81. Беседу вела Татьяна Журавлёва.


В

In